31.08.2004 | 17:32

"Папа" "Ежика в тумане" раскрывает секреты мастерства

Завершился анимационный фестиваль "КРОК-2004". Его участники разъехались по разным городам и странам. Хотя творческая работа не завершена. Напротив, многое только начинается. Необходимо осмыслить то, о чем говорилось в дискуссиях и на занятиях с наставниками молодых авторов. Опыт, полученный на мастер-классах, часто дороже наград.

Такое ощущение возникало в детстве, когда, забравшись на чердак на даче, мы выуживали из старого сундука давно забытые и заброшенные вещи. Какие-нибудь фотографии, чье-то пенсне, письма. Счастье и приобщенность к чуду. Чудо… само слово из детства. И все-таки даже став взрослыми, мы мечтаем заглянуть в такой сундук, набитый тайнами, историями, неразгаданными загадками. Мастер-класс Юрия Норштайна и есть такой сундук. Каждая деталь, каждое слово, каждая история – открытие и откровение.

Его "Ежик в тумане" назван лучшим фильмом всех времен и народов, его "Сказка сказок" оказывается второй в списке. Его "Шинель", еще не озвученная и не законченная, абсолютно самостоятельное произведение, которое смотришь, затаив дыхание, настолько Акакий Акакиевич оказывается живым и необыкновенно выразительным. В нем живет буквально все. Глаза, брови, нос, щеки.

Начав работать, Юрий Норштейн изменил первоначальную идею. Кто-то уже назвал фильм "Шинель", изображение Акакия Акакиевича, - самым интимным изображением лица в истории анимации. Чтобы прийти к такому лицу, Юрий Норштейн стал собирать фотографии разных людей, не связанных друг с другом. Петр Капица, Геннадий Рождественский, Мартирос Сарьян… Главное каждый из них поглощен в данную секунду времени своей жизни данным отрезком этой жизни. И хотя скептики и предполагают, что Юрий Норштейн уже никогда не закончит работу над "Шинелью", продолжение все-таки следует.

На своем мастер классе Юрий Норштейн охотно делится секретами. О том, как сделать так, чтобы снег вальсировал, как в "Сказке сказок". Или как получается, что ежик то входит в туман, то выходит, и как Акакий Акакиевич пишет письмо. Слушая эти объяснения, осознаешь, что мастеров, которые так думают о каждой детали, стремясь достичь идеала, совсем совсем немного. А Юрий Норштейн – он и вовсе один такой.

Фестиваль мультфильмов "Крок": все только начинается