31.08.2004 | 20:44

Фильм "Кухонные байки" выходит в российский прокат

"Черт возьми! – вот первое определение, которое приходит на ум, когда вы смотрите этот забавный фильм". Пожалуй, самое оригинальное критическое замечание из всех, высказанных на страницах зарубежной прессы (а их, поверьте, немало), - на новый фильм норвежского режиссера Бента Хамера, выходящий в российский кинопрокат. "Кухонные байки" - фильм, затрагивающий грандиозную проблему массового манипулирования, хотя практически все его действие и происходит в одной-единственной комнате, при участии двух главных действующих лиц.

Заглянув однажды утром на кухню, вы обнаруживаете: высокий стул и человека, сидящего на этом стуле. Человек молчит и внимательно следит за всеми вашими перемещениями, составляя график вашего движения по кухне. На приветствия не реагирует. За глаза называет вас "объектом". И это вовсе не сцена из романа-антиутопии, а новейшее социологическое исследование в помощь холостякам.

"Смешное – не продукт специфического жанра, а заключительная стадия познания истины". Критик написал это о прозе Фазиля Искандера, но вряд ли можно найти другое более точное определение всякого настоящего юмора. Верно это и по отношению к "Кухонным байкам" Бента Хамера – юмор которых очень тонок и немногословен: один жест, один взгляд, - оказывается, этого вполне достаточно, чтобы зритель мог сделать еще одно открытие – по ту и по эту сторону экрана.

Собственно, поначалу героям фильма ничего и не остается, кроме общения на языке жестов и взглядов – по условиям социологического эксперимента, они не должны разговаривать между собой. Но любая отвлеченная система когда-нибудь обязательно рухнет. Так происходит и в этом случае, и, пожалуй, самым точным ответом на вопрос "о чем фильм?" мог бы стать ответ: "о свободе". Свободе жить, а не наблюдать за течением жизни, радоваться и страдать даже "при исполнении". Жизнь никогда не сможет превратиться в систему – до тех пор, пока ее течение составлено из множества недоразумений… Как всякое настоящее кино – понятно без слов.