26.01.2012 | 19:34

Татьяна Данильянц: "Венеция. На плаву"

Гимном Венеции, лишенной звездной болезни и не поблекшей в свете миллионов фотовспышек, стала выставка «Венеция. На плаву», которая продолжила Итальянские дни в Центральном Доме актера. Автор представленных работ – Татьяна Данильянц. Поэт и режиссер, она пытается разгадать секреты этого города с помощью фото- и кинокамеры. Уже первый ее фильм «Сад, который скрыт», высоко оценили на Венецианском кинофестивале и присудили ему «Серебряного льва». Но Данильянц продолжает снимать любимый город.  Рассказывают «Новости культуры».

На этих снимках – много солнца в мутной воде. На них Венеция в хорошем настроении. Для художницы Татьяны Данильянц Венеция не просто туристическая Мекка на карте Италии, а настоящая женщина. Капризная, сумасбродная, непостоянная, но всегда яркая и доброжелательная.

«Какой бы она ни была для меня сиюминутно, если я вдруг поддамся какому-то настроению, она все равно для меня всегда будет территорией счастья», – признается Татьяна.

Ее работы балансируют на грани между репортажной и художественной съемкой. Татьяна создавала и подбирала их семь лет. Эти лодки, гондолы, катера – сама суть Венеции, ее лицо. На фотографиях – только частный транспорт. Фотоколлекция «Венеция на плаву» плавно перетекла в сценарий одноименного документального фильма, который могли увидеть зрители нашего телеканала.

«Этот фильм и о жителях, и о Венеции. Иными словами, это Венеция, показанная, переданная, представленная через дух венецианцев. Каждый из них – это один из ликов Венеции», – заверяет автор.

В фильме Венеция не туристическая, а подлинная, живая. Толпы путешественников с фотоаппаратами проплывают мимо. В кадр попадают только рыбаки, гондольеры, водители вапоретто – речных трамвайчиков. Эти люди – хранители традиций города.

«Всегда будут делать гондолы, всегда будут делать другие лодки, всегда будут делать весла, всегда будут делать уключины. И это остается. Если этого не будет, давайте засыпем каналы и пустим машины», – говорит Татьяна Данильянц.

Пока существуют венецианцы, пока они создают гондолы и лодки, сохраняется и город. Венеция остается на плаву.