14.09.2004 | 16:31

Галерея "Ковчег" продолжает проект "Незабытые имена"

"Чтобы помнили" - так называлась передача Леонида Филатова об актерах, которые были незаслуженно забыты. Чтобы помнили, галерея "Ковчег" продолжает проект "Незабытые имена", о художниках, которые по разным причинам оказались в тени своих коллег – более удачливых и знаменитых. В ее залах открылась выставка Амшея и Давида Нюренбергов, работавших в тридцатые-сороковые годы двадцатого века. Творческие судьбы братьев сложились по- разному. Старший - Амшей оказался более известным и востребованным в советское время и его работы попали в московские музеи, правда лежали там в запасниках. Картины младшего брата сохранили родственники.

Между братьями Амшеем и Давидом Нюренбергами больше различий, чем общего. И это несмотря на то, что оба учились у одного преподавателя Костанди и закончили Одесское художественное училище. Старший Амшей - оказался более энергичным и предприимчивым. Он участвовал в различных художественных объединениях. В двадцатые годы вместе с Маяковским делал "Окна Роста". А в тридцатые - писал портреты вождей и картины на тему "как хорошо в стране советской жить". Пожалуй, в то время иначе было нельзя. Ведь это давало не только возможность заработать, но и иметь мастерскую.

Сергей Сафонов, куратор выставки: "Амшей был человеком с графическим мышлением. Потому ему важен сюжет, ему важна тема. Он достаточно органично работал с многофигурными композициями, которые собственно и требовались молодому искусству".

Младшему брату Давиду тоже приходилось делать картины на заказ. Но его больше интересовала живопись, как таковая. В его работах чувствуется влияние французских художников, которые экспериментировали с воздушными и световыми эффектами. Он писал лиричные, камерные картины, портреты близких и друзей. В предвоенные годы искусство Давида оказалось невостребованным. И если что-то и уцелело, то благодаря его семье. Конечно, это фрагментарное знакомство с творчеством Давида и Амшея Нюренберга, но и этого достаточно, чтобы их запомнить. Ведь в их работах отразилось время.