15.09.2004 | 10:00

"Бульдозеры" Константина Батынкова

В "Крокин галереи" проходит выставка "Бульдозеры" Константина Батынкова.

Я никогда не забывал о "бульдозерной выставке"… У каждого художника своя "бульдозерная выставка". Сначала по тебе проехали, а потом купили.
Константин Батынков

Проект посвящен тридцатилетию небезызвестной акции группы московских художников-нонконформистов в Беляево, разогнанных властями с помощью бульдозеров. Батынков, что для него естественно, нарисовал более сотни листов с бульдозерами, пять из которых, по скромному признанию самого автора, – песня.

Если "разгромную" выставку 1962 года в Манеже назвали по имени пространства "манежной", то пространственные характеристики спального Беляева, проигрывая в масштабах исторической достопримечательности, уступили место откровенно неординарному орудию пресечения противоправного действия. Выставку назвали – "бульдозерной".

Так уж случилось, но антитезой демонстрации свободного жеста независимых художников явился бульдозер, как некое техно-идеологическое орудие советского государства, в 1974 еще сильного, с собственными бульдозерами. Неожиданный атрибут госвласти, пускай не самый привлекательный, но выразительный в своей необоримой пассионарности оказался, по мнению Батынкова, в данной истории элементом более внятным и примечательным, нежели сами художники, ему противостоящие.

Бульдозер был сильным, за ним стояло государство, за его оппонентами – аморфная творческая интеллигенция и иноземные папарацци. Среди художников были и корифеи, но штучно, и те, кто был, едва ли собирались публично деконструировать свои программные произведения, придержав их до лучших времен, наступивших вскоре по окончании бульдозерного перфоманса, неожиданно перешедшего в хеппенинг. За подобные шалости уже не сажали, но побить могли, и акция оказалась скомканной (и скомканной отнюдь не бульдозерной техникой).

А раз не было прецедента от искусства, то им оказался достопамятный бульдозер, точнее небольшой их отряд. Этот легендарный отряд и явился героем одноименной выставки. В анекдоте Батынкова бульдозер, помимо исторической знаковости, приобрел достаточно неожиданное значение вещи в себе, по сути трансформировавшись в свою противоположность – в объект искусства, исподволь обретя атрибут художественного произведения. У Батынкова он никого не обижает, никого не давит, и как сгусток толерантности ничего не имеет против. Все достаточно буднично и лишено и толики трагизма. Он бодр, красив и однозначен.