23.09.2004 | 18:46

Книга "Михаил Булгаков и его родные. Семейный портрет"

Наверное, в каждом доме, в старой шкатулке или потрепанной папке, найдутся старые письма, может быть, военных лет, или даже дореволюционные, весточки из тех времен, когда не то, что интернет, телефон был большой редкостью. По ним можно восстановить, как жили, что думали и чувствовали люди ушедшей эпохи и саму эпоху. Такой семейный архив был и у профессора института русского языка Елены Андреевны Земской. А поскольку ее родной дядя - это ни много, ни мало, Михаил Афанасьевич Булгаков, она сочла своим долгом расшифровать, проанализировать, откомментировать и опубликовать все сохранившиеся документы. Получилась книга "Михаил Булгаков и его родные. Семейный портрет", бесценный подарок для литературоведов и поклонников автора "Мастера и Маргариты". Презентация прошла в выставочном центре "Булгаковский дом".

Мы на самом деле уже многое знаем о них – братьях, сестрах, родителях, дальних родственниках писателя Булгакова. Ведь они очень часто становились прототипами героев его произведений, дарили им свои черты и характеры, шутки и слезы, доброту и неистребимую интеллигентность. Но какими были в реальности родные Булгакова, из чего состояла их повседневная жизнь, которая исподволь формировала талант будущего писателя, расскажет новая книга.

Елена Земская, племянница М.А.Булгакова, доктор филологических наук: "Моя тетя Варя, младшая сестра мамы, написала в одном письме: "Мы так хохотали". Вот это был лейтмотив нашей жизни – мы так хохотали, очень много смеялись, шутили, песни пели".

Заводилой, конечно, был Михаил Афанасьевич.

Елена Земская, племянница М.А.Булгакова, доктор филологических наук: "Он был веселый, очень любил шутить, очень любил играть с детьми, угощать их сладким".

Свидетельство живого современника Булгакова дорогого стоит, и на презентации "Семейного портрета", что называется, яблоку было негде упасть, это при том, что о Булгакове написаны сотни книг. Но именно эта вводит в научный обиход, или, проще говоря, впервые предъявляет читателю редкие фотографии и уникальные документы.

Виолетта Гудкова, булгаковед: "В частности, эти материалы дадут более точное понимание того, был ли Булгаков религиозен или он отказался от Бога".

Елена Земская не удержалась и от выполнения своих прямых обязанностей. Документы тщательно исследованы с точки зрения профессионального лингвиста. Так что книга заинтересует и специалистов, и обыкновенных читателей – всех, кому дорог Булгаков.