15.10.2004 | 16:45

Впервые в России - работы "Маревны"

Кумиры минувшего, случается, падают с пьедесталов, вкусы меняются, восторги сменяются привычкой, а за дымкой уходящего все труднее различать истинные, не подвластные времени ценности. Многие персонажи надолго, а то и навсегда остаются в тумане неполного и неточного знания. Сказанное в значительной мере относится к художнице, известной под именем "Маревна"- Марии Воробьевой-Стебельской. Но в отличие от большинства русских художников, проживших и окончивших жизнь за границей, она создала вои лучшие произведения в последние годы творчества. В Третьяковской галерее открылась выставка художницы – впервые в России.

В 1912-м, когда она впервые приехала в Париж, ей было всего 20 лет. В пестрой и бурной жизни парижской богемы 10-х годов Маревна, кстати, псевдоним ей придумал Максим Горький - скоро стала довольно яркой и заметной фигурой. Ее тогдашний круг – Пикассо, Модильяни, Сутин. Цадкин, Волошин… Монпарнас – "Да не войдет сюда тот, кто не художник"…очень скоро стал "своим"…

Ранние парижские вещи, несомненно, настояны на кубизме – немногие известные работы той поры свидетельствуют не только о профессионализме, но о вкусе и крепнущей индивидуальности. Уже в ту пору она работает как бы "внутри искусства", ища не столько в жизни, сколько в картинах, скульптурах, спектаклях материал для осмысления и реализации на собственных холстах. Уникальность эволюции художницы во внезапном и странном после кубистических опытов обращении к неоимпрессионизму. И все же из всех художников русской эмиграции Маревна воспринимается как мастер середины века, чьи работы 50-60-х годов наиболее значимы. На выставке в Третьяковке представлены 50 работ, в которых – все этапы творчества Марии Воробьевой-Стебельской.

Наталия Курникова, организатор выставки: "Фактически коллекция, показанная здесь, в основе своей собиралась Оскаром Гезом, основателем и владельцем музея Пти Палы. Часть работ удалось собрать в Москве и часть привезти из Женевы".

"Все новое, дабы быть признанным, нуждается в том, чтобы умерло как можно больше дураков; мы выражаем пожелание, чтобы это произошло как можно скорее" - так отозвался о творчестве Маревны прославленный писатель и критик Феликс Фенеон.

Она была счастливее многих. "Возвышенное откровение" было ее частой гостьей, а она сохранила его в картинах, обретающих ныне новую жизнь.