21.10.2004 | 20:31

Работы скульптора Владимира Буйначева

Казалось бы, современный скульптор должен всецело положиться на появившиеся недавно в его арсенале электрические установки – шлифовальные станки, резаки, алмазные инструменты…. Несомненно они облегчают труд ваятеля. Но некоторые мастера по-прежнему больше доверяют зубилу и собственным рукам, которые иногда, особенно при работе с камнем, им приходится стирать буквально как на терке. И все это во имя ее величества Скульптуры! В Московском доме скульптора представляет свои работы в граните Владимир Буйначев. Незадолго до открытия выставки в Первом Спасоналивковском переулке побывала съемочная группа "Новостей культуры".

Гранит. В его шершавой неоднородной поверхности Владимир Буйначев всегда видел затаенную жизнь. Готовой он нередко считает недоделанную, на первый взгляд, скульптуру. Но, убежден мастер, важно сохранить природную индивидуальность каждого камня, образ в целом от этого только выиграет. Главное – уважительное и осторожное отношение к камню. Не должно быть механически обработанного изделия, считает Владимир Буйначев. О том же говорят и его руки, в которых нередко по старинке появляется шкурка. И…путь к совершенству долгий и изнурительный!

Владимир Буйначев, скульптор: "Бывают такие кристаллы красивые, что рубишь его, там пыль кругом. Весь в защитных средствах! Когда увидишь эту красоту, так вот немножко отдых! Его нельзя не любить. Гранит – это что-то особенное!"

Так что же надо скульптору для того, чтобы вот так крепко и навсегда полюбить камень? Родиться на Урале, как это произошло с Владимиром Буйначевым. Уже учась в Москве в институте, он то ли по зову бажовского Данилы-мастера, то ли по стечению обстоятельств именно на Урале сделал первую работу в камне.

Владимир Буйначев, скульптор: "Приехал туда к родителям в гости. Увидел камень красивый, сделал работу. Все-таки я там начал!"

С тех пор продолжает в том же духе. Обнаженные модели часто выходят из под резца скульптора. Также, как и графические листы из-под пера художника из Петербурга Валерия Мишина. А еще - на фотографиях Анны Мишиной-Васьковой. Все они убеждены, что именно эта красота в ее самом высоком проявлении - для художника вечна.