16.11.2004 | 21:02

На "Ленфильм" залетели "Гадкие лебеди"

Отношения братьев Стругацких с мастерами кино складывались успешно. Писатели не препятствовали важнейшему из искусств, а кино-режиссеры увлеченно экранизировали "братские" романы. Константин Лопушанский уже снимал "Письма мертвого человека" в 87-м году. И вот – еще одна попытка перевести братьев Стругацких на язык кино. В производство запущена лента под названием "Гадкие лебеди". Ее музыкальное решение – за композитором Андреем Сигле. Подробности с "Ленфильма" привезли вечерние "Новости культуры".

Еще недавно "Звуковые скульптуры" Юрия Календарова можно было увидеть на выставке авангардного искусства в Манеже. Теперь с их помощью в Большом тон-ателье "Ленфильма" пишут музыку к новому фильму.

Андрей Сигле, продюсер, композитор: "Это необычный сплав металлов с такой своеобразной перфорацией... Звук получается изумительный… Тут главное – "сожительство" этого листа с соседним – он дает резонанс и получается стереофоническое звучание…"

Обычно запись музыки завершает производственный процесс. Здесь с нее решили начать. Чтобы задать нужную тональность и далее с ней сверяться. А тональность, как можно заметить, тревожная. Ведь в основе сценария - повесть о городе-призраке с интернатом для одаренных детей. Там подрастает племя младое и очень странное. А вокруг вьются бесчисленные комиссии, изучающие эту аномалию, спецслужбы и спецагенты, и ведущий собственное расследование герой.

Константин Лопушанский, кинорежиссер: "Тут - столкновение с будущим. Взаимоотношения поколений. Дети, идущие на нас – такое обобщенное Будущее. Если мы ожидаем, что они должны быть лучше нас, они будут смотреть на нас очень критически".

Будет в фильме и лирическая линия. Пока известно только одно имя – главную героиню сыграет французская кинозвезда Наташа Ренье.

Но главная интрига связана с участием в проекте Михаила Шемякина. Работа с российским кино у него несколько раз срывалась. Американцы обходились с ним и вовсе по-пиратски.

Михаил Шемякин, художник: "Галерейщики часто через мою голову продавали мои картины и скульптуры, как говорится, "сдавали в аренду", не поставив меня в известность. Такая серьезная работа, если она состоится, будет первой в моей жизни".

Пока же для дальнейшего сотрудничества есть все предпосылки. Шемякин – почитатель фантастики Стругацких, с большим уважением относится к творчеству Лопушанского и Сигле.