19.11.2004 | 00:45

"Леди Макбет Мценского уезда" - долгожданная премьера в Большом

Сегодня в Большом театре – премьера оперы Шостаковича "Леди Макбет Мценского уезда", одна из последних на старой сцене. Впервые опера была представлена на сцене этого театра в 36-м году, одним из ее "рецензентов", возможно, был Сталин, во всяком случае, не исключают вероятности, что именно он был автором печально знаменитой статьи "Сумбур вместо музыки", положившей начало травле великого композитора. Шостакович сделал вторую редакцию. О том, что она достаточно отличается от первой, говорит и переименование оперы – "Катерина Измайлова".

В начале XXI века театр вернулся к первой редакции. Для ее осуществления Большой пригласил режиссера Темура Чхеидзе, дирижера Золтана Пешко, в заглавной партии - солистка Киевского оперного театра Татьяна Анисимова. О генеральной репетиции спектакля рассказал полночный выпуск "Новости культуры".

Еще Станиславский говорил, что настоящие репетиции начинаются только на премьере. А потому последние прогоны в Большом проходят при публике. Им предшествовали полтора месяца напряженной работы. И волнений. Тем более что зрителям обещано возвращение к первой редакции оперы, той самой, которую окрестили "сумбуром вместо музыки". Той самой, которую музыкальные идеологи эпохи 30-х посчитали социально неверно ориентированной. Да и откровенных сексуальных сцен для 30-х годов было многовато.
Золтан Пешко, дирижер-постановщик: "Сейчас социальные отношения так изменились, что мы можем вернуться к первой редакции".

Впрочем, две версии оперы Шостаковича не так разнятся, как, к примеру, "Бориса Годунова" Мусоргского, где все зримо – здесь нет Марины Мнишек, а здесь она есть. Что касается Шостаковича, то музыковеды могут сравнивать партитуры двух вариантов, а зрителям все-таки интересен спектакль как таковой. А он поставлен скорее в традициях театра середины XX века, чем современного, а в некоторых эпизодах прямо-таки благообразно реалистичен. Неторопливо разворачивающиеся мизансцены, условно-оперная, почти застенчивая постановка самых откровенных сцен.

Конечно, критиковать проще, чем создавать спектакль, но вспомним, что опера Шостаковича – современница режиссерских исканий Мейерхольда, с которыми композитор был знаком. Об этом явно свидетельствует музыкальный язык "Леди Макбет" - остро сатирический, гротесковый. Он провоцирует постановочную мысль на эксперименты. Именно по этому пути пошел Дмитрий Бертман в "Геликон-опере", правда, у него Катерина Измайлова превратилась в разнузданную купчиху, а это другая крайность.

Татьяна Анисимова, исполнительница партии Катерины Измайловой: "Она убийца по неволе. Она не планировала этого и не желала. Мы не знаем сами, попадая в новую среду, как поступим. Конечно, этому оправдания нет, просто эта женщина хотела любить".

Шостакович свою героиню любит, сочувствует ей. И эти чувства композитора абсолютно разделяют Темур Чхеидзе и вся постановочная группа спектакля.


"Леди Макбет Мценского уезда" возвращается на сцену Большого

"Леди Макбет" снова появится на сцене Большого