01.02.2012 | 09:43

Новый опыт Лаборатории Дмитрия Крымова – спектакль "Горки-10"

В театре «Школа драматического искусства» премьера. Новая постановка Дмитрия Крымова «Горки-10» создана в твердом соответствии с лабораторной концепцией театра. Художник, сценограф, режиссер и несгибаемый экспериментатор Крымов готовые смыслы не ищет. Он их провоцирует, синтезирует, как Фауст гомункулуса. Очертания будущей постановки возникли примерно два года назад, на этапе сформулированной идеи. На то, чтобы облечь эту идею в плоть, в кровь, в костюмы и декорации, потребовалось около года. Рассказывают «Новости культуры».

С фотоотчетом о подготовке спектакля «Горки-10» актерами Лаборатории Дмитрия Крымова можно познакомиться еще до премьеры – в фойе. Правда все изображения – мутные и расплывчатые. Публике всех тайн не выдают, к тому же сразу намекают: смысл спектакля разгадать будет сложно. Рискнувших проверить последнее на собственном опыте – полный зал. Тем временем за кулисами актерам толстыми слоями накладывают грим. В спектакле их задействовано всего семь, и каждый роли меняет, как перчатки.

«В первой части я – Дзержинский, во второй – Ленин, в третьей части я тоже Дзержинский, а во втором акте я – Васков, старшина из «А зори здесь тихие» и Олег из «В поисках радости», – говорит актер Михаил Уманец.

Перед зрителем – не то тыльная сторона какой-то картины, не то гигантская коробка. Через секунду из нее уже достают советские литературные раритеты: пьесы Погодина, Розова, Вишневского. Первая сцена: Ленин и Дзержинский планируют начать масштабную кампанию электрификации страны. Предлагают инженеру Забелину определить на карте места, где можно построить гидроэлектростанции. При этом запугивают его практически до полусмерти.

На эту роль Дмитрий Крымов пригласил в свой молодой актерский коллектив уже опытного артиста Александра Анурова.

«Я принял правила игры этой маленькой труппы абсолютно, совершенно, – рассказывает актер. – Я делаю много из того, что я хотел бы сделать, но мне никогда не доводилось этого сделать».

Сцену с инженером Забелиным играют трижды. После музыкальной паузы – меняются герои, акценты, смысл. Молодой вождь, полный сил и энергии, говорит почему-то по-немецки, на этом же языке произносит пламенные речи. А в сцене третьей – вдруг превращается в беспомощного ребенка. Боится свою сиделку, Надежду Крупскую, видит Дзержинского в образе мифологического существа. Создатели спектакля уверяют – все это совершенно вне истории.

«Это просто о жизни: вот она такая - бессвязная, безрассудная, – говорит актриса Мария Смольникова. – То вверх ногами, то еще какая-то».

Сделать спектакль, «чтобы ничего не понятно, но интересно» – таков был замысел Дмитрия Крымова. Так и вышло: понятного мало, зато огромное поле возможностей для самостоятельного анализа и собственных выводов. Режиссер как будто бросает публике вызов. А свой вариант решения этого «сценического ребуса» предлагает в самом финале.