26.11.2004 | 19:45

"Пармиджанино в веках и искусствах" - выставка в ГМИИ имени Пушкина

"Пармиджанино наделял свои творения такой красотой, что, кто бы ни взглянул на них, проникался любовью и восхищением", - писал гуманист Лодовико Дольче. Почти пять столетий произведения Франческо Маццолы украшают стены соборов и дворцов, музеи и частные коллекции. И, конечно, собирают полные выставочные залы. "Пармиджанино в веках и искусствах" - такое название получила выставка офортов и рисунков великолепного Маццолы. Она открылась сегодня в Музее изобразительных искусств имени Пушкина. Об этом рассказал вечерний выпуск "Новостей культуры".

В прошлом году в Парме, откуда родом художник, в Вене, Нью-Йорке и Лондоне, где самые крупные собрания его работ, отмечали 500-летний юбилей. В Петербурге, где всего около тридцати произведений, представили ту самую выставку, которую теперь привезли в Москву. Надо признать, имя Пармиджанино у нас не слишком известно.

Марина Майская, куратор выставки, ГМИИ имени Пушкина: "Это очень странно, что многие не знают этого имени".

Аркадий Ипполитов, старший научный сотрудник Государственного Эрмитажа: "В том же Лондоне его знают 10 тысяч человек, у нас соответственно тысячу".

Так было не всегда. В XVI веке он был необычайно популярен. Красавец, баловень судьбы легко вошел в художественную жизнь. За его рисунками охотились еще при жизни. И так же легко Пармиджанино оставил богему, когда увлекся алхимией. Это не было случайностью. И в искусстве, и с помощью алхимии он пытался поймать неуловимое - создать образ недостижимой красоты. Но увлечение алхимией оказалось для него роковым. Он умер, отравившись парами аква-форте, в переводе с итальянского – сильная вода – яд. Но образы, созданные мастером, притягивали не одно столетие художников, чьи имена сегодня мы знаем значительно лучше. Веронезе, Тинторетто, Эль Греко, Ван Дейк, Рембрант, сюрреалисты и Модельяни.

Марина Майская, куратор выставки, ГМИИ имени Пушкина: "Это даже нельзя назвать влиянием, это жизнь художника в веках".

Того прекрасного юноши, который, как писал Вазари, "осветил искусство особой нежностью и приятным изяществом".