01.02.2012 | 10:57

В "Табакерке" сегодня премьера водевиля "Лев Гурыч Синичкин"

В театре под руководством Олега Табакова - вторая премьера юбилейного двадцать пятого сезона. Сегодня на сцену выйдет «Лев Гурыч Синичкин». Одна из самых популярных в XIX веке пьес, в «Табакерке» обрела и новое прочтение, и новое звучание. Спектакль сохранил юмор и аллюзии на русскую артистическую среду, но временные акценты – сместились. На сцене царят 20-е годы ХХ века – время НЭПа и зарождения советского джаза. Рассказывают «Новости культуры».

«Да, водевиль есть вещь, а прочее все – гиль», - восклицает Олег Табаков вслед за Грибоедовым, и вот уже на сцене его «Табакерки» поет, танцует, интригует и устраивает актерский дебют любимой дочери один из знаменитейших представителей водевиля – Лев Гурыч Синичкин.

Олег Табаков с Синичкиным, как говорится, на короткой ноге. Он и в фильме знаменитом у Александра Белинского играл, и в радио-спектакле участвовал. В нынешнем Льве Гурыче режиссер Юрий Еремин прочил Табакову главную роль. Но – не случилось.

«Это вопрос просто – охватить необъятное нельзя, – говорит Табаков. – Но конечно, хорошо бы».

Сегодня водевиль – редкий гость на театральных подмостках. «Лев Гурыч Синичкин» самый популярный представитель жанра – с него чаще других сдували пыль в ХХ веке, не забыли и в XXI. В Табакерке вместо старинного водевиля XIX века, написанного Дмитрием Ленским, на сцене – ремейк конца 40-х века прошлого – по сценарию Николая Эрдмана и Михаила Вольпина.

Кстати, сам Ленский Синичкина тоже не изобретал, о чем открыто было заявлено на обложке его книги: «Лев Гурыч Синичкин или провинциальная дебютантка». Водевиль в 5-ти действиях, переделанный из французской пьесы «Отец дебютантки».

«Особенность русского водевиля в том, что он не только рассказывает о веселых, нелепых, комических персонажах, но он еще всегда немножечко с нашей российской грустинкой, – рассказывает Юрий Еремин. – Мы этого хотели добиться. И может быть, этого и добились».

Такой легкомысленный спектакль – редкость для вдумчивой «Табакерки». Петь, танцевать и декламировать одновременно – большинству актеров довелось впервые. Самым сложным в водевиле оказалось – его легкость.

«Еще бы легче, еще бы легче, еще в сценах бы легче, закрутить, чтоб совсем так легко, – говорит народный артист России Михаил Хомяков. – Это не значит, что не надо потеть и стараться, и выкладываться, но легкость, с какой это должны видеть зрители, конечно, она должна присутствовать. Не должны видеть труда и пота актерского».

«Эта легкость – это самое сложное», – считает актриса Нина Гусева.

Для комедийной пьесы с песенками-куплетами и танцами – именно так переводится водевиль с французского – музыку позаимствовали у Цфасмана, Варламова, Вертинского, исполнять пригласили живой джаз-квинтет Алексея ілкина. Поэта Юрия Энтина попросили написать тексты. Энтин признается, работал быстро, с азартом. Некоторые куплеты предполагал исполнять даже под рэп.
«Водевиль сейчас редко-редко появляется на сцене нашей, а я считаю, что это не вымирающий жанр», – говорит Юрий Энтин.

Смешной, задорный, легкий, водевиль не требует от зрителя морщить лоб в поисках скрытых смыслов. Он не требует ничего, кроме как наслаждаться своим, водевиля, существованием.