10.12.2004 | 14:45

"Картины большие и маленькие" . Выставляются впервые

"Плох тот художник, который не мечтает написать Картину". Перефразировав известное выражение, устроители выставки "Картины большие и маленькие" решили собрать полотна отечественных художников, которые никогда и нигде не выставлялись. Получилась своего рода экскурсия по двадцатому веку. Первыми ее совершила накануне (в выставочном зале Московского Союза Художников на Беговой) съемочная группа "Новостей культуры".

Двадцатый век - это безотчетная радость первомайским утром, это гимн солнцу, восходящему над праздничной Москвой. Но двадцатый век - это и набат снятых с храмов колоколов, и гул толпы, не знавшей разделения на мужчин и женщин, детей и взрослых, чтобы в едином порыве шли защищать Отечество. Двадцатый многострадальный – это, наконец, свет - истинный, обретенный вновь. История минувшего столетия, словно мозаичное панно, складывается на выставке из отдельных картин: больших и маленьких, написанных в разные годы, художниками очень разными.

Николай Терещенко, куратор выставки: "Шестьдесят два автора, шестьдесят две работы. Временной диапазон от 33-го до 2004 года. Хотелось показать те произведения, которые, в силу разных причин, автор не мог выставить при жизни или до сих пор не мог показать".

Среди дебютантов - и полотна классиков отечественной живописи - ни разу не выставлялся эскиз Аркадия Пластова к картине "Базар", и полотна молодых, мало известных художников. Дмитрий Хамин, выпускник Суриковского, так и не успел дописать шестиметровое полотно "Россия в войне".

Николай Терещенко, куратор выставки: "В самые трудные перестроечные годы с 88-го по 96-й до самой смерти, - он был смертельно больной человек, писал картину не на заказ. Человек писал картину исповедальную. По нынешним временам это подвиг".

А еще эта выставка – экскурс по истории живописи двадцатого столетия – от крепкого пластовского реализма до постмодернизма с его многочисленными изысками. Как говорят организаторы, выставка "соединяет левых и правых, призывая публику понять, что главное в картине – сила ее воздействия, а не способ исполнения". И добавляют, "в картине все формы хороши, кроме скучной".