10.12.2004 | 18:25

Фильм "Четыре" Ильи Хржановского

Торговец мясом – профессия еще недавно культовая. А теперь – самая обычная. Настройщик рояля – специальность во все времена уникальная и почти никому ненужная. Проститутка, казалось бы, дело другое. Дело всегда нужное, чуть ли не престижное. Но и она, подобно другим героям нового фильма, придумывает себе более актуальное на сегодня ремесло. С этого личного мифотворчества героев начинается фантасмагорический миф, который выстраивают на экране режиссер Илья Хржановский и автор сценария Владимир Сорокин вместе с актерами, которые снялись в фильме "Четыре".

Фильм режиссера-дебютанта Ильи Хржановского, сына мэтра анимационного кино Андрея Хржановского, показали журналистам как раз накануне церемонии "Золотой овен" (награда кинопрессы и кинокритики). "Четыре" представлен на соискание премии в категории "Лучший дебют". Картина Хржановского, снятая по сценарию Владимира Сорокина, уже побывала на Венецианском фестивале, во внеконкурсной программе. Напомним, годом раньше там же был показан фильм Германа-младшего "Последний поезд". Вероятно, судьба и режиссерский почерк младших Германа и Хржановского еще послужат поводом для сравнений. А пока – подробнее о картине "Четыре". Об этом рассказал итоговый выпуск "Новостей культуры".

Илья Хржановский в детстве раздумывал, не стать ли ему хирургом… Стал режиссером – но таким, о которых говорят – "режиссер-хирург".

Илья Хржановский, режиссер: "Я не верю в воспитательную силу искусства, понятное дело, но верю в то, что человека, который закрыт и погружен в бешеный ритм жизни, и ему в нем комфортно, можно затормозить, вырвать, заставить задуматься – это самое главное".

Сюжет "Четырех" таков – встречаются в баре трое. Торговец мясом, настройщик роялей и проститутка. И придумывают про себя истории: один говорит, что работает в администрации президента, второй – что исследует проблему клонирования, третья – врет, что рекламный агент.

Илья Хржановский, режиссер: "Был реальный случай, произошедший со мной, моим приятелем и проституткой в баре. Это реальная история с реальным враньем про клонов. Это было по-настоящему. И в том варианте это делал я".
С описанием этого случая Хржановский пришел к Владимиру Сорокину. Тот уехал в Японию и оттуда прислал режиссеру текст. Три монолога стали отправной точкой, как будто первой серией фильма. Дальше на экране – мучительное, страшное исследование человеческой природы. "Четыре" - кино, которое действует на уровне физиологии во многом благодаря звуку, мастерски записанному на съемочной площадке.

"Четыре" делали четыре года. Как шутят режиссер и продюсер, отрабатывали карму числа четыре. Теперь – слово за Федеральным агентством по культуре и кинематографии – там раздумывают, под каким грифом выпускать картину в прокат.

Елена Яцура, продюсер: "Он должен выходить с ограничениями от 18 лет. Там действительно есть мат, он не режется и не запикивается, потому что отчасти бабушки так говорят, никто никого специально не просил вставить бранное слово, нет вопросов, что должны быть ограничения, да, конечно".
Хржановский против прокатных ограничений не возражает – он знает, что сделал немилосердное кино. Для него важнее, что картину смотрят в полной тишине и в финале никогда не аплодирует.