02.02.2012 | 10:34

Сергей Аронин перенес "Циников" Анатолия Мариенгофа на сцену театра имени Моссовета

Сцену театра имени Моссовета осваивают молодые режиссеры. Свой спектакль сегодня представляет выпускник экспериментальной мастерской Евгения Каменьковича и Дмитрия Крымова – Сергей Аронин. Материал для первой постановки на большой столичной сцене выбрал непростой – роман одного из основателей имажинизма Анатолия Мариенгофа «Циники». Написанный в 1928 году, он впервые был издан в Советском Союзе только через 60 лет. Иосиф Бродский считал «Циников» одним из самых новаторских произведений века – как по стилю, так и по структуре. Рассказывают «Новости культуры».

О том, чтобы перенести на сцену самый известный роман Анатолия Мариенгофа, Сергей Аронин мечтал два года. «Циников» он еще вместе с преподавателями разбирал в ГИТИСе. Для себя уже давно определил, что именно так привлекает в этом сложном произведении.

«Стиль, язык и, конечно, сама ситуация, похожая на сегодняшнюю, – говорит режиссер. – Когда мир и все вокруг сходят с ума. А мы все же пытаемся какие-то сохранить и отношения».

Действие разворачивается в первые годы после революции 17-го года. Мариенгоф описал все с документальной точностью. Когда письменный стол становится непозволительной роскошью. Когда мир пытаются «обезвредить от паразитов». А паразитом может стать каждый. Цинизм здесь как способ выживания – едва ли не единственный.

«Вероятно, это было такое время, когда жглись Библии, когда разрушались храмы, когда была подмена взаимоотношений и люди путались иногда, где они живут, в каком мире они живут, – считает артистка Евгения Крюкова. – Моя героиня, она попробовала жить цинично, но, к сожалению, ничего не получилось».

Мариенгоф в литературе – как Эйзенштейн в кино. Тот же «монтаж аттракционов»: каждая глава «Циников» написана с кинематографической точностью. Места действия меняются как в калейдоскопе. Материал для театра сложный и непривычный. Но именно он и привлек опытных актеров. Привлекла и возможность поработать с молодым режиссером, узнать на практике, что же такое новая школа.

«Они совсем из другого теста сложены, – говорит артист Сергей Виноградов. – То есть, если у них есть школа, то она у них совсем другая. Нам было нелегко понять друг друга, мы в итоге, пришли к какому-то птичьему языку для понимания».

Киноэффект на сцене создают мобильные декорации. Они превращаются то в московские улочки, то в начальственный кабинет, то в разграбленную квартиру. Но главное в этой постановке не внешние эффекты – авторский текст. К нему отнеслись почти с благоговением. Дополнили музыкой на стихи того же Мариенгофа, Есенина, Маяковского. Со сцены прозвучит даже манифест поэтов-имажинистов. Все для того, чтобы передать атмосферу того времени. Ответить на главный вопрос: можно ли во времена хаоса сохранить совесть человеку творческому, человеку вообще?