01.10.2012 | 09:58

Трагикомедия по новой пьесе Петрушевской – в МХТ имени Чехова

Времена, когда Людмила Петрушевская писала свои пьесы в стол и когда интерес к ним проявляли лишь любительские коллективы, давно прошли. Сегодня в ведущих театрах страны ее тексты ждут и сразу же пускают в работу. В МХТ имени Чехова в пятницу состоялся прогон спектакля. Трагикомедию по новой пьесе Петрушевской «Он в Аргентине» поставил Дмитрий Брусникин. Спектакль посвятили памяти Ии Саввиной. Рассказывают «Новости культуры».  

Этот спектакль на сцене МХТ должен был появиться еще осенью прошлого года. Его специально готовили к юбилею Ии Саввиной. Актриса едва ли не до последних дней репетировала роль Дианы. Режиссер Дмитрий Брусникин теперь признается: после ухода Ии Саввиной из жизни долго не хотел вновь браться за работу над этой пьесой. Помогла железная рука драматурга – Людмилы Петрушевской.

«Мне казалось, что история закончилась. Но она настояла это сделать. И я ей благодарен, что она добилась от меня этого решения. И таким образом, она за уши втягивает меня в театр», - сказал Дмитрий Брусникин.

Сама Петрушевская свою работу с режиссерами называет «настойчивым сотрудничеством». В театрах, журналистам рассказывает, ее давно боятся. Приглашают на спектакли, когда первые показы для зрителей уже позади. В МХТ в этот вечер побывала на спектакле предпремьерном. Смелость режиссера Брусникина оценила уже давно.

«Я этого человека выбрала, - рассказывает драматург Людмила Петрушевская – Мы сделаем общую работу».

От спектакля, в котором должна была играть Ия Саввина, не осталось практически ничего. Другие декорации, другой ритм. Неизменным оставили только текст Петрушевской: даже слова местами не меняли, сохраняли едва ли не каждый звук.

«Огромный период репетиций у меня уходил от актрис современных добиваться такого звучания текста, чтобы это было именно так, как это написала Петрушевская. Это ноты, это музыка определенная. Тогда возникает фантастика, на мой взгляд», - отмечает Дмитрий Брусникин.

Фантастический, абсурдный, порой на грани клоунады разговор двух женщин. Не очень молодой, как пишет Петрушевская, и старой. Артистка - то ли забытая, то ли скрывающаяся на острове в заброшенном Доме отдыха. И сестра-хозяйка, всю жизнь закрывающая банки, чистящая рыбу... Разговор сначала на разных языках – они даже сидят на сцене в двух разных лодках, каждая готовится к борьбе.

В конце заговорят на языке одном - и об одном и том же - об одиночестве, любви...

«Это очень человеческая история. Тут ничего нельзя наиграть. Мы друг друга слышим до дрожи, до боли. Чуть голос повышаю и думаю: "Ой, не перебор ли?" На сцене боишься, что каким-то неправильным тоном скажешь», - признается заслуженная артистка России Марина Голуб.

Пьесу «Он в Аргентине» многие сравнивают с работами Беккета. Об Аргентине героини заговорят лишь однажды. Оттуда вроде бы должен приехать внук. Он, конечно, не приедет. Петрушевская потом признается, что понимает: ее тексты – главный враг режиссеров. После финальной сцены наденет кокетливую шляпку и выйдет на поклоны. Давая понять, что в этот раз «враг» не повержен, а понят так, как того и хотелось.