25.12.2004 | 00:47

"Об-ло-мов-щи-на..." в РАТИ

Сегодня в РАТИ (ГИТИС) свой спектакль "Об-ло-мов-щи-на..." показывает мастерская Сергея Женовача. Режиссер - Г. Сидаков.

С легкой руки Михаила Угарова, автора и режиссера спектакля "Облом-off", в Москве одна за другой стали появляться вариации на тему романа Гончарова. У Угарова герой прятался от суетного коммерческого мира, спасая чистоту своей души. На курсе Сергея Женовача в РАТИ не стали повторять эту версию. Герман Седаков поставил совсем другую историю.

Спектакль начинают засветло, открывают черные ставни на окнах, и за ними видно суету Арбатской площади. Между рамами — сухое разнотравье. Обломов (Оброскин) прикорнул на подоконнике, высоко над городом. Ему снится сон о деревне и детстве, и приходят белые девушки, мамушки-нянюшки и поют тихую колыбельную. Они будут появляться в его петербургской жизни, по-русалочьи смеяться, по-матерински утешать, увлекать в прошлое. В настоящем будет Штольц (Шибаршин) — ироничный, конечно, но и похожий на Обломова, как родной брат. В начале это просто мальчишки, которые мечтают о будущем: один — о покое, другой — о великих свершениях. Они одинаково вдохновенные прожектеры и друзья до гроба. История Женовача о том, как меняет их жизнь. Обломов обмякнет, погаснет; его околдует Агафья Матвеевна (Калашникова), вперевалочку плывущая над землей в облаках корицы, тоже вся в белом, как девушки из снов. Штольц, поджав губы, как серьезный человек, который сознает свои достоинства, станет порицать бывшего друга. А вся печаль достанется Ольге (Волкова) — взрослой и мудрой, но не ожесточенной. Одна она помнит другого Обломова и другого Штольца. Она видит, как исчезает из жизни любовь, как души людей затирает время. И ее щемящая тоска — не по обломовщине, а по той открытости миру и людям, которая проходит с юностью, — эта светлая тоска и становится точкой спектакля.

В театре есть вещи, которые невозможно подделать или сконструировать. Их не сможет сохранить видеозапись, их трудно сохранить даже на сцене — не затереть повторением, не подменить мастерством. Самая необъяснимая вещь — это атмосфера, в которой краткая сценическая жизнь творится как праздник. Она досталась нынешним студентам по наследству от мастерской Петра Фоменко, у которого Сергей Женовач преподавал. Именно в этом волшебном воздухе разыгрывается история Обломова.