06.02.2012 | 10:37

"Каренин" на сцене Московского Художественного театра

Необычный проект на Новой сцене МХТ. Молодой режиссер из Латвии Виестурс Мейкшанс поставил спектакль «Каренин» по пьесе Василия Сигарева. Это особый мужской взгляд на события хрестоматийного романа Льва Толстого. Главный герой постановки – обманутый муж Алексей Каренин. Но оказалось, при наличии неординарной пьесы и интересной команды постановщиков, найти актера на его роль задача неожиданно сложная. Рассказывают «Новости культуры».

Кирилл Серебряников – вдохновитель проекта – только руками разводит: на такую-то роль – и нет артиста?!

«То у знаменитых артистов съемки в сериалах, то приходили сюда большие артисты, говорили: что, 100 мест? Что я буду харкать кровью на сто мест? Бросали пьесу и уходили, – рассказывает Серебренников. – Измучились, пока в результате не подумали о прекрасном артисте, который долго, известно и хорошо существует на экране, в том числе и в сериалах, Дмитрии Шевченко. Я позвонил ему и сказал: Дима, вот вы могли бы посмотреть пьесу? И если она вам понравится, может, вы могли бы нас выручить, не можем найти Каренина».

Прочтя пьесу, Дмитрий Шевченко отложил все съемки, все проекты ради этой неожиданной роли – как будто специально для него написанного Каренина.

«Я его люблю, – признается актер. – Это часть меня. А все остальное мы играем».

Для латвийского режиссера Виестурса Мейкшанса «Каренин» – дебют и на сцене легендарного МХТ и вообще в России. Уже известный у себя на родине, любитель поэтического театра и остросоциальной современной драматургии, в Москве Мейкшанс репетировал без перерыва, одновременно восстанавливая подзабытый русский.

«Это такая редкость, что можно работать над спектаклем три месяца, – говорит Мейкшанс. – Такого не бывает. У нас в Латвии в принципе мы делаем максимум 2-2,5 месяца. Здесь было такое, как «advantage» (англ. – преимущество) – я немножко английские слова – русский – не мой родной».

Каренин – наиболее страстная и глубокая натура в романе Толстого. Вслед за автором пьесы режиссер и актеры рассказывают историю душевных мук человека высокого духа, но – преданного, одинокого, не любимого. По сравнению с этим – страдания Анны – кажутся мелкой интрижкой молодой сумасбродки.

Вот Каренин нервничает из-за слухов о романе Анны и Вронского. Вот он на приеме у докторов – здоровье пошатнулось от переживаний. А вот уже – на аудиенции у медиума, хочет узнать истинные мысли и чувства любимой жены. Вот Алексей Александрович в церкви – молится за неверную жену. И тут же – обижает любимого сына, потому что и пред ним тоже слаб.

«История получилась вневременная: декорации очень современные, речь героев – почти толстовская, классическая, – рассказывает Мейкшанс. – Каренин получился еще и очень европейским».

С художниками спектакля, Рейнисом Сухановсом и Анной Хейнрихсоне у режиссера – давняя слаженная команда.

«Оно помогает, это пространство, – говорит Дмитрий Шевченко. – Оно эмоционально подзаводит, и, в общем-то, многие вещи, которые не столь действенны, как хотелось бы, оно вынуждает в сцене существовать достаточно действенно и активно».

Нелюбимый и оттого слабый? Или слабый и оттого – не любимый? После 9 кругов ада Каренин – единственный, кто сможет понять и простить. Превратить ревность – в любовь, зло – в добро, страдание – в сострадание. Глядя на такого Каренина веришь: до лучшего мира – всего один шаг.