01.10.2012 | 11:00

"Царский абонемент" как пропуск в империю идеального звучания

Главный мотив «Царского абонемента», который придумал Владимир Федосеев – «Власть и судьба». Тема оказалась столь глубока и благодатна, что цикл, начатый в минувшем сезоне, получил продолжение и в нынешнем. В канву общего замысла органично вплелись оратория Прокофьева «Иван Грозный», «Царь Эдип» Стравинского. Минувшим вечером в Большом зале консерватории прозвучало редко исполняемое сочинение Артюра Онеггера – симфонический псалом «Царь Давид». Подать его публике должным образом в Москву специально приехал Венский хор «Зингферайн». Рассказывают «Новости культуры».

Практически все время в Москве гости провели в репетициях. Прежде всего потому, что они любят то, чем занимаются. Любительский хор в самом высоком смысле.

«В нашем хоре поют непрофессионалы, – рассказывает худрук Венского хора «Зингферайн» Йоханнес Принц. – У нас нет ни одного человека, который бы получал зарплату».

Концерт начался торжественно. С посвящения Владимира Федосеева в почетные члены хора «Зингферайн». Русского маэстро и венский коллектив связывают 16 лет сотрудничества. Будучи главным дирижером Венского симфонического Федосеев сделал с этим хором немало программ, в том числе и с русской музыкой. А пять лет назад в Москве венцы с Большим симфоническим оркестром исполнили Торжественную мессу Бетховена.

Нынешний приезд проходит в юбилейный для хора год. Существует он уже 200 лет. Сначала это был хор Gesellschaft der Musikfreunde (Общества друзей музыки), и полтора столетия существует, собственно, как хор «Зингферайн» – певческое общество. Коллектив со впечатляющим прошлым. Принимал участие в премьерах сочинений Брамса, Брукнера, Малера. В новейшей истории более 40 лет с хором работал легендарный Герберт фон Караян.

На этот раз в Москве хор Зингферайн принял участие в исполнении сложнейшего сочинения Артюра Онеггера.

«Здесь две сложности, – отмечает Йоханнес Принц. – Во-первых, язык – французский. Но у нас есть парень в хоре, который родился во Франции, и он помогал в освоении языка и произношения. К тому же, в партитуре есть два или три фрагмента, очень сложные для слуха и для пения».

Произведения Артюра Онеггера Владимир Федосеев не раз исполнял. Теперь обратился к почти неизвестному у нас Царю Давиду, хотя некоторые музыковеды называют его едва ли самым популярным сочинением французского композитора.

«Я бы не сказал, что популярное, если мы играем впервые в России, и на Западе очень редко играется, – говорит Владимир Федосеев. – Но само сочинение замечательное. Оно стоит того, чтобы играть его больше».

«Царь Давид» – произведение, принесшее Онеггеру славу. Созданное 30-летним композитором, как музыка к пьесе швейцарского драматурга Рене Моракса, позже оно было переделано в грандиозное полотно с участием оркестра, хора, солистов и чтеца. В таком виде с ним и познакомились москвичи.