21.01.2005 | 00:00

Александр Пономарев: "С "Культурой" все будет в порядке"

На днях правительство выпустило распоряжение, по которому в ведение Роспечати передается ряд федеральных государственных учреждений, в число коих входит и ВГТРК. О том, что это означает для канала "Культура", входящего в государственный медиахолдинг, "НГ" беседует с генеральным директором канала Александром Пономаревым.

– Александр Сергеевич, означает ли это, что канал "Культура" не будет акционироваться?

– Мы исходим из того, что мы останемся в рамках ВГТРК, с трудом себе представляя, как мы можем существовать вне ее. Прежде всего потому, что отдаем себе отчет в том, что государство не будет выделять средства на содержание канала даже в том объеме, в котором мы сегодня имеем. А ВГТРК – очень хорошая мать для нашей дочерней компании, поскольку дополнительные средства, которые мы получаем от ВГТРК, почти в два раза превышают бюджетные ассигнования, выделяемые нашему каналу. Напротив, по планам реорганизации мы будем филиалом ВГТРК, то есть еще больше будем инкорпорированными в нашу материнскую структуру.

– А сам канал собирается зарабатывать? В свое время вы говорили о возможности привлечения внебюджетных средств и даже о появлении рекламы на "Культуре"?
– Мы хотим зарабатывать деньги и по возможности снизить нагрузку на ВГТРК, которая отдает нам значительную часть денег, заработанных на канале "Россия". Я и сейчас считаю, что мы должны использовать возможности для привлечения дополнительных средств и такие примеры уже есть. Мы очень благодарны "Интерросу" за довольно приличный грант, который мы использовали для производства целого цикла передач, которые мы хотели произвести, но не имели возможности. А реклама, если вы заметили, у нас на канале есть. Но это реклама профильная. В основном – концертов и спектаклей, акций, которые организует Московская филармония и другие культурные учреждения и фонды. Такую рекламу мы только приветствуем и желаем, чтобы ее было больше. Но мы никогда, во всяком случае, в обозримом будущем, не пойдем на то, чтобы ввести у себя рекламу в том объеме и того вида, которая в корне изменила бы лицо канала.

– Вы имеете в виду рекламу пива и стиральных порошков?
– Дело даже не в продукте, который рекламируется, а в том, как он рекламируется, предлагается, насколько он меняет стиль и настроение, существующие на канале "Культура". Та реклама, которая не будет портить эту атмосферу, – вполне допустима. Следующий наш принцип, который мы никогда не нарушим, – недопустимость прерывания рекламой художественного произведения. Понятно, что те условия, которые мы ставим перед возможными рекламодателями, – чрезвычайно жесткие, и пока далеко не все рекламодатели готовы их выполнять. Но я убежден, что в не очень далеком будущем сотрудничество с каналом "Культура" для многих солидных коммерсантов и рекламодателей станет одним из непременных условий формирования имиджа респектабельной, общественно значимой и перспективной компании.

– Учитывая, что кроме "Культуры" в государственном медиахолдинге имеются еще канал "Спорт" и ряд региональных ГТРК, хватает ли вам на сегодняшний день финансирования?
– Средств не хватает всегда. Тем более что качественные культурные программы стоят очень дорого и мы, к сожалению, очень многого не можем себе позволить. Приведу такой пример. Мы по воскресеньям показываем зарубежные программы – это отснятые телевидением оперные и балетные спектакли.
Так вот, подготовка достойной телеверсии оперного спектакля из театра Ла Скала обходится в очень солидные суммы – до миллиона фунтов стерлингов. В эту сумму входят плата за съемки и необходимые для телевидения постановочные, режиссерские изменения, гонорар исполнителям и приобретение прав на показ спектакля по всему миру. Мы себе такого позволить не можем. Поэтому наша публика, к сожалению, зачастую довольствуется только записями по трансляции из концертных залов и театров. И то мы можем в большинстве случаев показать это по каналу только один-два раза. Мы очень благодарны нашим исполнителям, нашим музыкантам и организаторам спектаклей, гастролей за то, что они дают нам такое право либо бесплатно, либо за символические деньги. Но вообще, конечно, есть желание делать большие, крупные телевизионные работы, связанные с серьезным искусством. У нас давно лежат проекты, которые мы хотели осуществить. Это мечта всего телевизионного канала и главного редактора "Культуры" Татьяны Олеговны Пауховой – снимать цикл телевизионных спектаклей.

– А государство на это денег не выделяет?
– Государство выделяет нам средства для того, чтобы мы могли делать то, что мы делаем. Для масштабных, крупных проектов в нужном объеме, к сожалению, финансовых возможностей не хватает.

– Не жалеете, что ток-шоу "Школа злословия" перешло на НТВ?
– В определенном смысле – жалею. Потому что мне лично эта программа была симпатична. Это был такой театр двух актрис, которые приглашали в свои театральные постановки любопытных персонажей. Иногда получалось остро, иногда – полезно для ума. Но авторы пришли к выводу, что они могут работать на более широкую аудиторию.

– И получать за это большие деньги.
– Это очевидно. Я не знаю, на каких условиях они заключили контракт с НТВ, но для меня почти очевидно, что оплата выше. Поскольку мы пока канал, который обладает меньшим достатком, чем тот канал, на который они ушли.

– Кто ваш зритель, для какой аудитории вы работаете?
– Я так часто повторял, что мы работаем не для всех, что наш канал для той части публики, которая уже погружена в атмосферу высокой культуры, что сейчас мне уже хочется сказать, что наша аудитория все-таки шире, чем только знатоки и любители высокого искусства. Но безусловно, наши постоянные зрители – это все-таки не аудитория каналов широкого потребления.

– Канал для интеллектуалов?
– Канал для тех, кто хотел бы им быть в том числе. У кого уже сформировалась или начинает формироваться потребность в обращении к высокой культуре. Надо сказать, что у канала "Культура" – счастливая судьба, потому что его публике не нужно объяснять, что цикл концертов Плетнева или спектакли Фоменко – это уникальные, выдающиеся, большие события в культурной жизни страны.

– Иными словами, это канал для своих.
– Да. Но этих "своих" на самом деле значительно больше. Наша потенциальная аудитория огромна по меркам любой страны. Я полагаю, что это еще где-то 25–30 миллионов человек. Но каналу "Культура" и до этой цифры надо дойти. То есть развивать региональную сеть в том числе. На сегодняшний день чуть более 60% зрителей в России могут смотреть канал "Культура". Так что здесь есть куда расти, прилагая усилия, чтобы качество технического приема было достойным во многих местах.

– А что показывает рейтинг ваших программ?
– У нас были большие для "Культуры" цифры в новогодние дни, начиная с 26 декабря. Так получилось потому, что все остальные каналы очень усиленно и успешно развлекали публику, подготовив как новые проекты, так и собрав лучшее из прежнего. На этом достаточно однообразном фоне стало очевидным, что "Культура" предлагает принципиально другое зрелище, и уставшая от "одноформатных" развлечений публика больше обращалась в эти дни к нашему каналу. Но закончились праздники, все каналы вернулись к своим прежним сеткам вещания, и часть публики покинула нас.

– Вам не кажется, что нынешняя тенденция современного телевидения – не столько просвещать, сколько развлекать, ограничивает количество ваших потенциальных зрителей?
– Не нужно на телевидение возлагать роли значительней, чем оно может играть. Безусловно, ТВ сильно влияет на общественные настроения, но все-таки в конечном счете не оно, на мой взгляд, определяет их. Их определяет много других факторов, которые составляют нашу жизнь – в политике, в экономике, в семье, на работе. Телевидение только помогает человеку сориентироваться, давая ему некую пищу для размышлений и эмоций. Мне кажется, что нет никаких оснований для пессимистических суждений о тенденциях развития нашего отечественного телевидения. Мне приходилось слышать ностальгические сожаления о Гостелерадио времен Сергея Лапина, но нынешнее телевидение безусловно гораздо больше реагирует на потребности аудитории, поскольку появился такой критерий оценки успешности, как рейтинг. Можно долго говорить о том, что на телевизионных каналах слишком много развлечений не самого высокого уровня. А я замечаю другую тенденцию. Посмотрите, как за последние сезоны увеличилось количество документальных телевизионных работ, среди которых немало чрезвычайно достойных. На каналах широкого потребления делаются попытки представить публике образцы высокого искусства. Например, не так давно один из вечеров на "России" был полностью отдан показу трансляции "Травиаты", которая шла на итальянском языке, а Первый канал в начале этого года представил зрителям концерт Хворостовского с оркестром Спивакова. Я уж не упоминаю об огромной акции, которую устроил канал "Россия", организовав и показав концерт того же Хворостовского на Красной площади.

– Это на котором присутствовал Путин?
– Он пришел на второе отделение. Но Российское телевидение это делало не потому, что там планировался приход Владимира Путина. Я говорю о том жанре, который не принято считать массовым.

– Однако, судя по рейтингам, лидирует Петросян с "Кривым зеркалом".
– Мудрость заключается в том, чтобы, уважая вкусы широкой публики, делать все возможное, чтобы они менялись. Наше телевидение, как мне кажется, с одной стороны, делает достаточно много на потребу публики, а с другой – предпринимает очевидные усилия, направленные на то, чтобы вкусы публики менялись. Если возвратиться к тому, что я уже говорил, мне кажется, что наше телевидение развивается правильно. Каналы широкого потребления все больше и больше делают для того, чтобы популяризировать серьезное искусство. Как человеку, который находится вне этого культурного поля, особенно в провинции (я сам родом из маленького городка Аткарска Саратовской области, в котором нет ни симфонических оркестров, ни оперных театров), дать почувствовать, что это такое? Это может сделать только телевидение и радио. Теперь давайте представим, что этому человеку предлагается посмотреть и послушать запись по трансляции из Большого зала консерватории довольно сложного, может быть, произведения. Не очень верится, что это действие его сразу захватит. Тем ценнее здесь, как мне кажется, популяризаторская роль каналов широкого потребления...

– Которые готовят провинциального зрителя к восприятию канала "Культура"?
– Да, абсолютно так. Именно поэтому был воспринят как большое событие сериал "Идиот" на канале "Россия". Надо приветствовать, что даже в многочисленных сериалах, которые сегодня производятся, все больше появляется хорошей литературной основы и количество этих сериалов, совершенно очевидно, начинает перерастать в качество. Той же "Бригаде", например, предшествовало огромное количество криминальных сериалов, снятых на примитивном уровне. Я не знаю, сколько из людей, которые посмотрели и прослушали оперу "Травиата" на канале "Россия", стали постоянными зрителями канала "Культура", но точно знаю, что люди, которые руководят большими федеральными каналами, серьезно размышляют над тем, каким образом они могут предложить публике все более и более достойные и умные зрелища.

– Как вы оцениваете ситуацию вокруг закона о СМИ?
– Вы знаете, я очень осторожно и с большим уважением отношусь к тому, что называется законотворчеством. И отдаю себе отчет в том, что любая новая формулировка, даже та, которая кажется безобидной на сегодняшний день, в будущем может достаточно серьезно повлиять на жизнь медиасообщества. Я не сторонник появления нового закона только потому, что сейчас есть потребность в том, чтобы законодательно оформить кажущуюся актуальной на сегодняшний день инициативу. Мне кажется, что закон о СМИ, который пока действует, очень хорошо работал и пока работает. С другой стороны, очень здорово, что так тщательно, подробно, взвешенно, отчасти драматично идет разработка изменений, дополнений и подготовка нового закона. Я знаю, что разработчики закона: и министерство, и соответствующий думский комитет, и крупные вещатели – работают в тесном контакте. Плохого не жду.


"Независимая газета", 21 января 2005.