21.01.2005 | 17:30

Любимая опера Евгения Колобова - грядущая премьера театра "Новая опера"

Перед своей смертью руководитель театра "Новая опера" Евгений Колобов задумал поставить свою любимую оперу –"Царскую невесту" Римского-Корсакова. Причем чтобы сделал это кинорежиссер Юрий Грымов, до того в оперном театре не работающий. Вместе они разработали черновой план постановки, сверили свои видения оперы – и… в этом сезоне Юрий Грымов – увы, один – принялся за осуществление этого плана. Ключевым для него словом стало название театра – "Новая опера". Поэтому он предпринял несколько необычных для оперного театра действий. Подробнее об этом, а также о последних днях репетиций – а премьера спектакля – 23 января – рассказали "Новости культуры".br>


Заставь кинорежиссера ставить оперный спектакль, узнаешь, что можно переместить, подсократить, переиначить в партитуре Римского-Корсакова. Также узнаешь, что такое читка, где стоять, как ставить свет – ну и много других, наверное, полезных вещей.

Юрий Грымов, режиссер-постановщик спектакля: "Здесь Иван Грозный, опричники, но есть любовь, которая всем мешает, всех замешивает – такие чисто российские дела. Все страдают, переживают, а достроить ничего не могут".

Но Грымов достроил – свой спектакль о женской судьбе и женской любви. Во имя этого допустив несколько вольностей по отношению к авторскому тексту. В финале он передает реплики одних героев другим – все должны жалеть и раскаиваться перед основной – по мысли Грымова – жертвой – Любашей.

Метаморфозам подверглись время и пространство.

Юрий Грымов, режиссер-постановщик спектакля: "Мы попытались раздвинуть время, потому что мне не нравилось, когда все так быстро происходило: полюбил, отравил, потом зарезал".

Поэтому увертюра, начинающая оперу, перемещается в середину – и за то время, что она звучит, проходит целый год. А вместо хором боярина Грязного на сцене появляется многофункциональный комплекс – пригодный для всех сценических ситуаций и в то же время очень простой. Никаких рюшечек, никаких украшений. Главное – человеческие чувства.

Итак, итоги вторжения кинорежиссера в оперное пространство: певцы многому научились, режиссер понял оперную специфику, а критики, наверняка, получат массу удовольствия. Своего, специфически критического.