27.01.2005 | 15:47

"Russian red" - выставка калининградского художника Юрия Васильева

Сегодня в столице открывается Первая Московская Биеннале современного искусства Один из ее проектов был представлен накануне. "Russian red" - выставка калининградского художника Юрия Васильева. Изначально – художник, график, дизайнер. Работал соответственными материалами. Ныне, разрабатывая концептуальные проекты, избрал "орудием производства" цифровые фото- и видеокамеры. Красные березы, окровавленные лезвия и маринованные помидоры в банках. "Russian red" - самый крупный проект художника, над которым он экспериментирует вот уже пять лет. В рамках специальной программы биеннале Государственный центр современного искусства презентует выставку калининградского художника Юрия Васильева. О "Красном русском" рассказывают "Новости культуры".
Народная мудрость гласит: хочешь заснуть – считай верблюдов. Или других животных, движущихся по цепочке. Посещение выставки Юрия Васильева настойчиво рекомендуется тем, кто хочет проснуться. "Отмывание красного поросенка" - караван из 48 фотографий, когда несчастное животное сначала раскрашивают гуашью, а затем постепенно отмывают – разбудит кого угодно. Смысл не завуалирован – аналогии вполне угадываются. В цвет страны, которой больше нет, выкрашено существо, чьи внутренние органы вполне могут заменить недостающие или неработающие человеческие. Красный у русских – цвет особый. Альфа и омега всего цветового спектра, цвет сколь высокий, столь и приземленный, цвет познания и цвет самовозбуждения…

Определение гуру искусствоведения Ивана Чечота: "К этому крайнему энергетическому состоянию кипения тянется русская душа от бесформенности и бесцветности окружающей среды и от неспособности внести в нее творческую оценку и определенность".

Юрий Васильев, художник: "Красный цвет – он многое объединяет. Потому он и красный".

Красивый и пугающий. Всех, но по-разному. Важной составляющей "Красного русского", такой "олифой для масла" является звук: какофония, замешанная на электронной низкочастотке, визге двуручной пилы и монотонного непрерывного мычания про маму… Кто бы догадался, что в локальном красном – столько полутонов и нюансов.