07.02.2012 | 19:48

Скульптуры Петергофа переехали в реставрационные мастерские

В Музее-заповеднике «Петергоф» демонтированы девятнадцать скульптур Большого каскада и ковша Морского канала. Впрочем, повода для беспокойства нет. Их передали в «золотые руки». Лучшие реставраторы Петербурга, которые в минувшем году уже вернули первозданное великолепие знаменитому «Самсону», продолжают работы по перезолочению всего скульптурного убранства Большого каскада. Рассказывают «Новости культуры». 

Поднять и привезти двухтонную статую в реставрационную мастерскую когда-то было очень рискованно. Особенно опаснен обратный путь, когда фигура уже отреставрирована и позолочена. Современные краны позволяют провести эту операцию безболезненно для произведений искусства. Старец «Волхов» – аллегория крупнейшей российской реки, как, впрочем, и красавица «Нева», покинули свои места в Петергофе впервые. Эти статуи, как принято сегодня говорить, – новоделы. Подлинные петровские скульптуры исчезли во время войны. Однако до сих пор существуют легенды, что их могли спасти.

«Даже находились люди, которые высадились под Новый год, когда немецкая охрана была пьяная. Они перебили охрану, скульптуры выволокли и где-то закопали. Находились люди, свидетели, что закопали в районе Марлинского участка. Другие сведения – что на Троицкой горе», – рассказывает хранитель фонда «Скульптура» Госдуарственного музея-заповедника «Петергоф» Виль Юмангулов.

Пока ученые продолжают искать утерянные бронзовые статуи, реставраторы каждые двенадцать лет работают с фигурами, воссозданными после войны. Раньше мастерам приходилось трудится в специально построенных  «тепляках» – прямо в чаше Большого каскада. Впервые для скульптур Петергофа удалось создать комфортные условия.

«Здесь преимущество в том, что мы работаем в достаточно просторном помещении, в отапливаемом помещении, где создан очень комфортный температурный режим сушки слоев. 23 – 25 градусов. Вы видите, как здесь тепло», – замечает реставратор Антон Папировский.

Обычным скребком, вручную мастер удаляет остатки позолоты и лакокрасочных покрытий – следы реставрации прошлых лет. За много десятилетий в технике реставраторов мало что изменилось. 

Фигуры борцов были созданы в 1880 году. Это вольная копия мраморной скульптуры, которая сейчас хранится в Лувре. Вольные – потому что скульптор добавил в руку борца факел как символ окончания Северной войны и змею как олицетворение зла. В руке и вдоль всего туловища проходит водопроводящая труба. Поэтому рука съемная. Со временем она расшатывается, и во время реставрации мастерам постоянно приходится ее укреплять.

Большинство скульптур Большого каскада и ковша Морского канала были созданы еще во времена Петра Первого, то есть 200 лет назад. Но сохранились они не хуже, чем воссозданные Волхов и Нева. Со временем тускнеет только золото. Точнее, драгоценный металл просто вымывается в Финский залив.

«Самый сложный этап – это золочение. Для меня это труднее всего. Гораздо труднее,  чем покрыть суриком, ошкурить. На золочении устаешь больше,  чем на подготовке», – признается реставратор-позолотчик Жанна Иванова.

Уже в конце февраля мастера приступят к золочению фигур. Они уверены: реставрация в теплых мастерских поможет сохранить сусальное золото дольше,  чем обычно. На свое место в Петергоф скульптуры вернутся к началу летнего сезона.