08.02.2005 | 17:33

Из истории легендарной мастерской на Верхней Масловке

До войны мастерская литографии Московского союза художников существовала в Малом Козихинском. Маленькая, не слишком устроенная, бедная академически. Но это скорее, предыстроия сюжета жизни знаменитой экспериментальной литографической мастерской, обосновавшейся в послевоенные годы на Верхней Масловке. Предчувствие оттепели, приход нового поколения, само расположение "нового оплота искусства камня и бумаги" - все это сделало даже не мастерскую, а то сообщество художников некой "внутренней элитой". В рамках специальной программы Первой Московской биеннале в галерее "Ковчег" открылась экспозиция "Камень, ножницы, бумага" - из истории легендарной мастерской на Верхней Масловке. Рассказывают "Новости культуры".

Исторические документы – это работы. Тех, кто в разное время на Масловке занимался оттисками печатной формы – с камня – на бумагу. Витинг, Семенов-Амурский, Белякова – две удивительные работы, выполненные по рисункам ее учителя Фонвизина… Другое поколение, представители которого ныне занесены в ранг классиков – Александр Ливанов – график потомственный, чьи родители учились у Фаворского, или Александр Максимов, первым в семидесятые нарушивший табу и узаконивший в советские времена текст в литографии….

Они двигались по пути поиска новой художественной формы, экспериментировали с наложением одного цвета на другой, а их сюжеты и темы вырастали из движения на бумаге отвлеченных геометрических форм и цветовых пятен…

По воспоминаниям очевидцев, эта литографическая мастерская была одним из первых свободных пространств искусства хрущевской "оттепели". Свободным, но - весьма относительно. "Ножницы", упомянутые в названии проекта, – это определение цензуры в том времени, неизбежного звена в создании и показе художественных произведений. Все работы, выполненные в студии, фиксировались в журнале, и обязательно оставался контрольный оттиск. Раз в месяц приходил "строгий товарищ" из органов, внимательно сличал записи с наличием работ, интересовался тематикой и записывал свое резюме. И сама студия, и значительная часть ее архива погибли в начале 90-х, в момент передела собственности многочисленных творческих союзов. Хотя…

Сергей Сафонов, куратор выставки "Камень, ножницы и бумага":
"Адрес фактически существует, помещение существует, но реально той, творческой атмосферы, той ситуации коллективной работы… Сегодня этого не существует. Этой среды общения, которая была в свое время так ценна, которую так ценили ее участники".

Московское послевоенное, послесталинское, послехрущевское и другие после- 92-го года - искусство. Подзабытые страницы, которые, как выяснилось, очень интересно перелистывать. Сюжет неисчерпан – это только завязка.