08.02.2012 | 12:32

Есть ли жизнь на Луне? Геодезисты и картографы делятся своими планами по освоению спутника Земли

Сегодня у российских ученых профессиональный праздник. Отечественная наука всегда стремилась быть в авангарде мирового научного процесса. И представителям разных отраслей научного знания есть, чем гордиться в этот день. Наша съемочная группа отправилась в «Лабораторию исследования внеземных территорий», которая недавно открылась в Московском государственном университете геодезии и картографии. Рассказывают «Новости культуры».

Океан Бурь, кратер Анаксагора или море Москвы – поэзия лунных названий для Киры Шингаревой – всего лишь проза будней. Она – участник лунных программ c 60-х годов. Это время еще называют эпохой лунной гонки – эпохой, когда две сверхдержавы боролись за первенство присутствия на ближайшем к земле космическом объекте. Заголовки газет тогда сообщали о прилунении советских автоматов в Море Изобилия, а режиссеры снимали оптимистический науч-поп.

В ту же эпоху нашими аппаратами была снята обратная сторона Луны и там именно наши ученые получили приоритетное право давать имена частям лунного рельефа. Так появились, например, кратеры Королев, Циолковский, Чебышев.

«В 67 году состоялся международный астрономический конгресс в Праге, – рассказывает Кира Шингарева. – И я представляла эти наши предложения по спискам новых названий на Луне».

Гонка закончилась в 69-м – с первым шагом астронавта Армстронга по лунной поверхности, быть вторыми было идеологически неправильно. Несмотря на присутствие на Луне двух советских луноходов, три удачные доставки грунта и даже запуск двух сухопутных черепашек вокруг Луны на аппарате «Зонд-5», благополучно вернувшихся на Землю, лунные программы в СССР свернули на несколько десятилетий. После долгого перерыва, осенью 2011-го года планетарный картограф Кира Шингарева, получив грант, организовала международную лабораторию. Решающим аргументом для ученых стало открытие в 2010 году на южном и северном полюсе Луны запасов воды. А вода – это не только бесценный ресурс, но и источник информации.

«Влага… Есть много представлений и мнений, как она могла попасть на Луну, – говорит директор Института космических исследований РАН Лев Зеленый. – Но самая интересная версия, что она принесена туда кометами, которые, как в холодильнике, в этих областях хранятся миллиарды лет, и мы, попав туда, мы можем исследовать субстанцию, которая может оказаться и разносчиком жизни по этой системе».

В ближайшее десятилетие понадобятся точные карты лунной поверхности. Российское космическое агентство и ученые российской академии наук готовят два больших проекта – «Луна-ресурс» и «Луна-Глоуб», подразумевающие посадки наших аппаратов на северный и южный полюсы для съемки и забора грунта, содержащего воду. Помимо картографической поддержки будущих лунных миссий в лаборатории также восстанавливают историческую справедливость.

«Сейчас мы занимаемся картографированием прошлых советских миссий, – рассказывает руководитель картографической группы Елена Карачевцева. – Наш интерес связан с тем, что все данные американцев, связанные с «Аполлонами» закартографированы, существуют списки названий, а наших названий в широком употреблении нет. Мы хотим, чтобы названия наших миссий были включены в международные списки объектов».

К работе в лаборатории привлекают также аспирантов и студентов – они помогают готовить карты для будущих лунных экспедиций, которые планируются на 2014 и 2016 годы. И возможно, при удачном их завершении, мечты наших режиссеров об освоении Луны окажутся не такой уж фантастикой.