11.02.2005 | 20:08

Дискуссии по поводу перемещенных ценностей

Дискуссии по поводу перемещенных ценностей то утихают, то разгораются с новой силой. В центре внимания журналистов оказывается то Балдинская коллекция или золото Шлимана, картина Рубенса "Тарквиний и Лукреция" или Библия Гутенберга. Какова их дальнейшая судьба? Сколько еще вывезенных во время войны шедевров находится на территории России? Признается ли закон о перемещенных ценностях Германией? На эти вопросы отвечал заместитель руководителя Федеральной службы по охране культурного наследия Анатолий Вилков на пресс-конференции в "Московском комсомольце". Рассказывают "Новости культуры".

Перемещенные ценности начали возвращать из России в Германию еще в 50-ых. Но лишь в 2000-м году был принят соответствующий закон. В нем определено, что можно считать собственностью России и что справедливо было вывезено из Германии в качестве компенсации за потери, а что -является личными трофеями и подлежит возврату. Перемещенными ценностями, ставшими федеральной собственностью, можно считать…

Анатолий Вилков, зам. руководителя Федеральной службы
по охране культурного наследия: ""Первое - перемещенные в осуществление компенсаторной реституции, 2-ое- с территорий Германии и ее бывших союзников, 3-е – в соответствии с приказами военного командования и его подразделений и находящихся в настоящее время на территории Российской Федерации".

При этом Германия по-прежнему считает, что все вывезенные из страны художественные ценности являются трофеями.

Анатолий Вилков, зам. руководителя Федеральной службы по охране культурного наследия: "А трофеями культурные ценности быть не могут. Вот в чем принципиальное расхождение".

К тому же право собственности на личные трофеи, а также на их ввоз и вывоз - владельцам приходится добиваться через суд . К личным трофеям отнесена и Балдинская коллекция, которая будет возвращена Бремену. Взамен Россия получит в качестве компенсации двадцать работ. Возможно, вернется в Германию и картина Рубенса "Тарквиний и Лукреция". Как бы то ни было, с каждым годом спорных вопросов остается все меньше, ведь большинство культурных ценностей, подлежащих возврату, уже вернулись к своим прежним владельцам.