09.02.2012 | 09:39

Александр Сокуров представил в Москве "Фауста"

Последние месяцы Александр Сокуров плавно, размеренно, словно гипнотизируя публику и критику, приближал свое новое творение, ленту «Фауст», к российской столице. Был ли в такой тактике особый расчет, или умудренный опытом мэтр искал какую-то критическую точку кипения, некую черту, за которой интерес начинает убывать, но московская публика, наконец, получила доступ к заключительной части тетралогии Сокурова. Накануне состоялась столичная премьера картины. Рассказывают «Новости культуры».

«Фауст» Сокурова, взявший золотого льва на Веницианском кинофестивале, покоривший тридцать восемь европейских стран, добрался до Москвы. После премьерных показов в Петербурге, Ульяновске, Уфе – московская премьера. Публика здесь подготовленная. Поклонники Сокурова даже запаслись книгами в надежде на автограф. Настрой на интеллектуальное кино. Понимают – легко не будет, и делятся своими ожиданиями:

-Я жду чего-то грандиозного.
-Жду невероятных впечатлений.
-Сам режиссер предполагает, что ему есть, что сказать новое в искусстве, хочется скорее посмотреть.
-Будет много своей интерпретации у Сокурова, интересно посмотреть.
-Я ждала премьеру, хочу получить эмоциональное, глубокое кино.

К этой премьере Сокуров шел долго и мучительно. Это итог работы всей съемочной команды, а она интернациональная. Тетралогию о власти, начатую еще в 80-х в «Тельце», «Молохе» и «Солнце», закольцовывает «Фауст». Но даже после такого погружения в философский мир Гете, режиссер говорит, что лишь прикоснулся к большой литературе.

«Я только разведал, только заглянул, подошел осторожно, люди, посмотрев картину, бегом должны книгу брать, никакой другой задачи мы перед собой не ставили», – говорит режиссер.

Сокуров остается верен себе. «Молох» он снял на немецком, «Тельца» на русском, на японском и английском – «Солнце». «Фауст» сделан на родном языке Гете – немецком. Сокуров уверен – русская публика может и должна смотреть фильмы на языке оригинала. Но на московской премьере версия в синхронном переводе самого Сокурова.

«Трудно себе представить, что герои Гете, люди из этого времени, стали бы говорить на русском языке, – считает Сокуров. – Через язык выражается настроение, это эстетика, этика».

«Фильм, который меняет жизнь каждого», – так жюри венецианского фестиваля определила новый шедевр Сокурова. Сам режиссер сейчас озабочен всероссийским прокатом. Так что «Фауста» должны увидеть зрители не только столичных городов.