22.02.2005 | 18:38

Театральный критик Марина Давыдова представила свою книгу

В Москве состоялась презентация книги известного театрального критика Марины Давыдовой. Это завершающий проект юбилейной программы Ассоциации "Золотая маска". "Не энциклопедия и не история театра". Марина Давыдова лишь попыталась остановить театральные мгновения. По ее словам, книгу можно было назвать "Семнадцать мгновений театра" по количеству портретных очерков, в которых представлены выдающиеся театральные режиссеры. Но автор предпочла другое название - "Конец театральной эпохи". Последнее десятилетие в театре зафиксировано в статьях и рецензиях. Рассказывают "Новости культуры".

Новейшая история театра вместилась в триста восемьдесят пронумерованных страниц. Если судить по названию, здесь зафиксирован "Конец театральной эпохи". Это предположение может вызывать бурную полемику. Учредитель "Золотой маски" - Эдуард Бояков – один из немногих, кто уже прочитал книгу. Он и не скрывает, что с авторским взглядом Марины Давыдовой не каждый должен соглашаться.

Эдуард Бояков, учредитель Ассоциации "Золотая маска": "Основной полемический заряд заключен в фигуре Марины…".

Марина Давыдова, театральный критик: "Я же живой человек … Важно как отнесутся на самом деле и что скажут. Это ведь не всегда одно и тоже".

Как рассказывает автор, книга состоит из трех разделов. Тенденции, портреты, в которых вместились очерки о семнадцати режиссерах и калейдоскоп. Что-то Марина Давыдова писала заново, что-то составляла из ранее написанных рецензий. Последним и посвящен раздел - "калейдоскоп".

Марина Давыдова, театральный критик: "Когда на протяжении многих лет пишешь, чуть ли не каждый день, возникает желание суммировать и обобщить написанное …".

Гарант качества, который уж точно не вызовет споров у профессионалов, - послесловие, написанное Инной Соловьевой. Учитель многих театральных критиков сочла книгу "умнейшей и очень жесткой", а Марину Давыдову - "органически правдивой". А чтобы это издание не стало своеобразным яблоком раздора - "Золотая маска" в лице Эдуарда Боякова пообещала рассмотреть желание любого критика написать свою книгу о театре.