25.02.2005 | 20:00

О Советской дипломатии в 1941-1945 годах

"Дипломатическая кухня", как любая другая, от глаз посторонних всегда скрыта. А уж рецепты "большой политики" всегда держались в секрете. Но все тайное когда-нибудь становится явным. В Музее Великой Отечественной войны открылась выставка "Стратегия Победы. Советская дипломатия. 41 – 45-й годы". На стендах – только подлинные документы, многие – под грифом "совершенно секретно". "Дипломатическую кухню" исследовал корреспондент "Новостей культуры".

Дипломатическая кухня – не только в переносном, но и в прямом смысле. Значению обедов в истории дипломатии можно было бы посвятить отдельную выставку. Когда меню становится инструментом политики, то и названия блюд остаются в истории. Чем угощал Сталин Черчилля, приехавшего в СССР в 1944 году?

Татьяна Христовская, зав.отделом Центрального музея Великой Отечественной войны: "Итак, обед, который состоялся. Здесь вы видите меню: помидоры, балык, сыры, уха из стерляди. Ну, в общем, достаточно приличное меню. И – список приглашенных".

Материал для психолога – странная рукопись Сталина. Он делает эти записи 8 июля 1941 года, во время ответственных переговоров с английским послом Крипсом. Едва закончив, указывает: "В мой архив".

Татьяна Христовская, зав.отделом Центрального музея Великой Отечественной войны: "Он очень часто почему-то упоминает: "учитель", "учитель", "дизель", "ополчение" – ну, в общем, что закономерно в начале войны".

Почерк рукописи говорит больше официального протокола! Черновик радиовыступления Молотова в самый страшный день советской истории. "Товарищи", - пишет он 22 июня 41-го года. Потом зачеркивает: "Граждане и гражданки…"

Татьяна Христовская, зав.отделом Центрального музея Великой Отечественной войны: "И вот это волнение передалось в рукописном тексте, а голос Молотова по радио звучал жестко, спокойно и уверенно".

История – в почерках, жестах, взглядах. Застигнутая на месте. И потому – подлинная.