28.02.2005 | 16:53

Концерт хора… химиков

Духовная музыка и оперные арии, джазовые импровизации и народные песни. Таков репертуар академического хора Российского химико-технологического университета. Этот коллектив был создан почти 20 лет назад учеником Альфреда Шнитке Сергеем Строкиным. Тогда при многих вузах создавались певческие и театральные коллективы. Но, возникнув как художественная самодеятельность, хор сумел завоевать профессиональную сцену. Его выступления высоко оценивают известные певцы и музыканты. В субботу в альма-матер участников хора прошел его концерт-презентация. Рассказывают "Новости культуры".

Лекции закончились, но преподаватель кафедры процессов и аппаратов химической технологии Олег Гузев домой не спешит. Завершив процессы синтеза и гидролиза, он покидает лабораторию и отправляется… петь.

Олег Гузев, аспирант, преподаватель РХТУ, хорист: "Когда я поступил в аспирантуру, я увидел на стенке объявление, что есть такой хор, приглашаются все желающие. Поскольку я всегда очень любил петь, то я сразу туда и пришел и больше не уходил".

Именно так попали хор химико-технологического института большинство его участников – преподаватели, аспиранты, студенты. Отсутствие музыкального образования – не помеха.

Борис Тараканов, худ. руководитель академического хора РХТУ:
"Когда к нам приходит новый артист хора, мы, прежде всего, сажаем его в партию. Уже сама поющая среда настраивает его на нужный певческий лад. При этом он по партитуре следит свою партию и, уже определяя этот график звуковысотности, которая у него перед глазами, он постепенно получает навык пения в ансамбле, пения в хоре".

Борис Штоколов, Ирина Архипова, Кшиштоф Пендерецкий – хор РХТУ может похвастать концертами со многими знаменитостями. Петь довелось и с Хосе Каррерасом. Когда тенор получал диплом почетного доктора химико-технологического университета.
Борис Тараканов, худ. руководитель академического хора РХТУ:
"Дело в том, что по образованию Хосе Карреррас – химик. И, когда он приезжал сюда, он сказал, что, как поют химики, не поет никто. Может быть, поэтому и существует наш хор.