01.03.2005 | 00:43

"Рождение мирового авангарда: музыка 1900-1910-х годов"

Московская государственная консерватория им. П.И. Чайковского и Центр современной музыки ждут зрителей на концерт
"Рождение мирового авангарда: музыка 1900-1910-х годов". Концерт состоится в Рахманиновском зале консерватории. Вход свободный.


Чарльз Айвз Вопрос, оставшийся без ответа (1906)

Арнольд Шенберг Лунный Пьеро Мелодрама для голоса и камерного ансамбля на тексты Альбера Жиро Фрагменты (1912)

Иван Вышнеградский Медитации для виолончели и фортепиано (1919)

Николай Рославец Ноктюрн Квинтет (1914)

Игорь Стравинский Сказка о солдате Сюита (1918)



Ансамбль "СТУДИЯ НОВОЙ МУЗЫКИ", дирижер – Игорь ДРОНОВ.

Солисты:

Екатерина КИЧИГИНА, сопрано

Ольга ГАЛОЧКИНА, виолончель

Михаил ДУБОВ, фортепиано

На заре истекшего столетия, в 1906 году классик американской музыки, композитор Чарльз Айвз написал сочинение, озаглавленное "Вопрос, оставшийся без ответа". Эта небольшая пьеса, проникнутая экспериментаторским духом, стала одной из "первых ласточек" нового искусства – из тех, что опередили прилет своих соплеменниц без малого на полстолетия (а может быть, и больше). Игорь Стравинский и Арнольд Шенберг, чьи масштабнейшие фигуры первыми вырисовываются на горизонте музыки ХХ века, отнюдь не отвергали традиции, - напротив, постоянно ощущали себя в живой связи с ней. Шенберг, начинавший свою композиторскую деятельность как последователь позднеромантических стилей Брамса, Регера, Малера и Р. Штрауса, довольно скоро вышел за пределы тонального языка и начал искать новые способы звуковой организации. Заметной вехой на этом пути стало сочинение "Лунного Пьеро", где причудливо смешались эстетика кабаре со сложнейшими принципами письма для голоса и инструментов. Стравинский (а вместе с ним и многие его современники), обратились в своем творчестве к ее многообразным внешним проявлениям – от явлений низового, ярмарочного искусства до баховского полифонического письма. Уже в 1918 году в "Истории солдата" Стравинского "вечный" сюжет сказки о солдате и черте получает музыкальное воплощение через целый ряд узнаваемых жанровых аллюзий – от старательно копируемых Стравинским "ошибок" игры ярмарочных музыкантов и фольклорных наигрышей, пришедших из глубины веков до ритмов ослепившего Европу джаза.