03.03.2005 | 20:16

На малой сцене Вахтанговского театра ставят Вампилова

Александр Вампилов – гениальный драматург второй половины двадцатого века. Когда в конце 70-х его открыли для себя театры и режиссеры, произошел театральный взрыв – "Утиная Охота", "Провинциальные анекдоты" - вот они, герои времени, изломанные жизнью, системой, но совестливые, русские. Как это часто бывает – первая волна схлынула, настала пора осмысления. Изменилась жизнь, изменились и ее герои. Почему же все чаще в начале нового века театры обращаются к драматургии Вампилова?
Не столь давний выпускник школы-студии МХТ Дмитрий Петрунь, заставивший заговорить о себе после постановки "Солдатиков" в "Табакерке" и "Романа с кокаином" в театре Гоголя, нынче работает над Вампиловым. 9 марта на малой сцене Вахтанговского театра состоится премьера "Чулимска". На генеральном прогоне побывал корреспондент "Новостей культуры".

Для того чтобы адекватно поставить Вампилова, надо очень точно чувствовать его стилистику, понимать, как важен переход от частного к общему, не акцентируя, не педалируя; его драматургия – вещь тонкая. Здесь очень просто скатиться в быт, обыгрывая предметы, чтобы актерам руки не мешали; вполне возможно качнуться и в другую сторону – и тогда пережим, наигрыш, африканские страсти. В Вахтанговском, кажется, найдена золотая середина.

Дмитрий Петрунь, режиссер-постановщик спектакля: "У нас была задача с художником, я ему говорил, что работаем так: я этого видеть не хочу. Я не хочу это видеть и знать. Я хочу видеть отношения людей, которые основаны на уровне сердец, взглядов, прикосновений".

В спектакле нет проходного, мимолетного, ненужного. Конечно, это драматургия, в первую очередь. Но и режиссура - в первую очередь. И работа актеров – тоже в первую очередь. Стержень, конечно, главный герой. Но это не тот вариант, где короля играет свита. Здесь все зиждется на чувствах, подчинено им и только им. Через призму любви. В этом "Чулимске" любит каждый. По-своему. Но – именно любит.

Рефрен пьесы, рефрен спектакля. Валентина чинит забор, который все время ломают. Когда ее спрашивают: "Зачем?". Она очень просто отвечает: "Чтобы был целый". Ну а что мудрствовать? Вампилов писал свои трагические пьесы, пытаясь собрать разлетающийся на кусочки мир. Дмитрий Петрунь ставит "Чулимск" для того же, пытаясь разобраться в таких, казалось бы, простых вещах - наивности, чувственности, доброте… У него другая Сибирь, другая любовь, другая современность – а вопросы те же. Вечные.