10.03.2005 | 19:44

Пьесу Максима Курочкина поставили в театре "У Никитских ворот"

Театр "У Никитских ворот" дружит с "новой драмой". "Черное молоко" Василия Сигарева и "Собаки" Веры Копыловой в репертуаре утвердились. Теперь пришла очередь Максима Курочкина. Драматурга молодого, но уже известного. Вспомним, "Имаго" в постановке Нины Чусовой, "Трансфер" в интерпретации Михаила Угарова. И вот "Истребитель класса "Медея" - у Марка Розовского. Премьеру показали 8 марта. И, возможно, действовали с подтекстом. Рассказывают "Новости культуры".

Классическое сообщество для анекдота: американец, украинец и русский. Впрочем, и ситуация напоминает анекдот: объединенные вооруженные силы защищают последний форпост на окраине Нью-Йорка. От нашествия. Женщин. Истребляющих мужчин, как класс. Как пол. Как тип. Как ино-цивилизацию. Далее – анекдоту конец. Потому что в небольшой пьесе Драматурга Максима Курочкина угадывается "предпритча", названная режиссером спектакля – Марком Розовским – "фантазмом".

Марк Розовский, режиссер-постановщик спектакля: "Многое из того, что показано в нашем спектакле, уже происходит в жизни, происходит в нашей реальной жизни".

А что, собственно, происходит? Авторская ремарка озвучена на сцене -"Ни один из сидящих в этом зале не доживет до событий, о которых пойдет речь". Разве? Война полов – война вечная, бои ведутся с переменным успехом со времен Адама и Евы, но… не кажется ли вам, что на этом, нынешнем витке истории человечества они стали жестче, потому что изощреннее? С убийственным перевесом в сторону слабого пола? Все чаще и чаще занимающего позиции у руля, штурвала, ветрила и так далее? Как в рокировке – стирание ролевых границ – он добытчик, она хранительница, как на войне – только походный бивак? Все запуталось в этом мире… Кстати, по поводу… В пьесе четыре действующих лица. Три мужчины и одна женщина. Розовский выводит на сцену четырех представительниц "слабого пола".

Марк Розовский, режисер-постановщик спектакля: "Именно потом, что пьеса этого требует, так мне показалось. И когда я рассказал о своем решении Максиму Курочкину, он просто подпрыгнул и сказал: "Идеально".

Спектакль легкий – как компьютерная игра ( кстати, в такой цветовой гамме решено его художественное оформление). Но отнюдь не легковесный. "Уважаемый Бог! Сделай так, как было до войны", - молится в конце спектакля воительница. А когда это было?