22.03.2005 | 20:08

Парижский книжный салон. 22 марта 2005 года

Победителем в конкурсе на самое популярное произведение российского автора среди французских читателей стал роман Андрея Геласимова "Жажда". Это история солдата, вернувшегося с чеченской войны. Издатели говорят, что книга вызвала симпатии французов, потому что напомнила им об алжирской войне. Объяснение кажется поверхностным, выбор французов – странным – но это только на первый взгляд. Корреспондент "Новостей культуры" – об очередном дне Парижского книжного салона, где Россия – почетный гость.

Пятьдесят тысяч квадратных метров. Громадное количество литературы. Но только не о войне. Французы не любят думать на эту тему. Одни - потому что не хотят, другие – потому что не знают. Понимание войны для многих из них ограничивается политическими предрассудками. Русские писатели попытались изменить угол зрения парижан на эту проблему и небезуспешно.

Мы увидели, как внимательно слушают эти люди то, что сейчас им говорят. Речь идет о войне в Чечне. Журналист, который 94 дня пробыл в заложниках у бандитов, назвал свою книгу "Моя чеченская война".

Вот что поразительно, несмотря на то, что автор этой книги испытал в Чечне, наверное, самые страшные минуты своей жизни, он пишет не о плохих и хороших. Он пишет, прежде всего, о людях, которые почему-то оказались лицом к лицу с оружием в руках. Это позиция совершенно обезоруживает неоднозначно настроенных французов.

Евелтин Добугуа, преподаватель: "Боже мой! Я совсем не так много себе представляла. А ведь война, пусть не чеченская, разницы никакой, тоже коснулась моей семьи. Моя бабушка сильно пострадала во время операции союзных войск в Нормандии. При попытке к бегству, погиб мой дядя в одном из рабочих лагерей в Германии, мой отец воевал в Алжире.

Проза Светланы Алексиевич редко задерживается на прилавках французских магазинов. Вот и на салоне – ее книг уже найдешь.

Доминик Дугублер, модельер: " Это что-то поразительное. Я никогда не задумывался, что война это не только стратегия и политика. Меня потрясла простота ее рассказа. Вот она описывает, как матери плачут над своими погибшими детьми. Вы понимаете, я сам рыдал, когда читал это. Потому что она так это написала".

Светлана Алексиевич, писатель: "Этот взгляд очень современен сегодня. Потому что начался 21 век, а мы пошли назад, туда опять в средневековье. И вот эти книги нужны, чтобы выиграть главную войну, войну против войны".

Даниил Гранин старается передвигаться по Парижу исключительно пешком. Он очень любит этот город. Вечером, после длинной прогулки, он спешит в одну из научных библиотек на открытие фотовыставки "Блокада Ленинграда". Здесь ждут от него рассказа очевидца, участника, Великой Отечественной войны. Писатель говорит: в его книгах описано далеко не все, о чем еще нужно рассказать людям.

Даниил Гранин, писатель: "Далеко не все. И мне кажется, я сейчас тоже много пишу об этом. Недосказанное, о котором мы не решались говорить. Не решались говорить, о военнопленных, как попадали в плен целыми дивизиями и армиями".

Рассматривая эти кадры, французы удивляются, как в такой страшной ситуации, еще можно было заниматься творчеством. Снимать так пронзительно. Так точно. Просто это нужно было прожить. И теперь, через много лет, это проживают другие.