13.02.2012 | 11:43

Труппа театра "Эрмитаж" продемонстрировала "Кураж" - спектакль по пьесе Брехта

«Не устарел ли театр Брехта?» - вопрос вполне риторический, но он снова возникает, после некоторой паузы, на новой волне интереса к немецкому драматургу. И это лишний раз подтверждает, что с годами его пьесы уже не числятся в границах исключительно политического театра. В минувшую пятницу, в день рождения Бертольта Брехта, московский театр «Эрмитаж» представил премьеру спектакля «Кураж». Для режиссера Михаила Левитина брехтовская драматургия – это, прежде всего, средоточие человеческих страстей, масштабных, глубоких, по которым сегодня испытывают тоску многие артисты и зрители. Рассказывают «Новости культуры».

Режиссер спектакля Михаил Левитин о дне премьеры не задумывался. Точно знал когда… Хотя родная сцена на ремонте. Играли в мастерской Петра Фоменко.

Брехт написал «Мамашу Кураж» в 39-м – накануне Второй мировой. Жестко, хлестко рассказал о Тридцатилетней войне. В XVII веке она надолго лишила Европу мира. Но у Левитина главное – сопротивление, кураж как способ выживания героев.

«Из этой пьесы было важно вытащить здоровье, инстинкт к жизни, сопротивляемость злу, абсолютную классику построения, основы настоящего театра, который мы утеряли за эти годы», – говорит Левитин.

Мамаша Кураж – образ нарицательный – авантюрная, предприимчивая. Но Дарья Белоусова знает – дело все-таки в другом.

«Здесь не столько бизнес-женщина, сколько женщина куражная, – говорит Белоусова. – И пока она бежит вперед, в нее пуля не попадет. Здесь не столько торговля, сколько выжить и детей сохранить».

Ирина Богданова не произнесет ни слова. Ее Катрин – немая. Но именно дочь Мамаши Кураж, станет настоящей героиней: спасет ценой своей жизни многих людей.

«Иногда хотелось очень плакать, даже сердце болело иногда», – говорит актриса.

На войне нет победителей – все проигравшие. Об этом Брехт пытался сказать миру своей пьесой.

«Это было похоже на бесшабашную детскую игру: давайте так, или так, и по этим правилам можно сыграть в войну, смерть», – говорит актер Стас Сухарев.

Отдавая предпочтение Брехту, Михаил Левитин этим спектаклем начинает серию постановок по пьесам мировой драматургии.