20.04.2005 | 19:38

Йошкар-олинский музей изобразительных искусств

Йошкар-олинский музей изобразительных искусств уже давно стоит в очереди на ремонт, который обещают профинансировать республиканские власти. Администрация музея, не теряет оптимизма, и надеется, что дождевые потоки не успеют испортить все картины местных художников, которые составляют основу коллекции. Впрочем, это не единственная проблема, с которой сталкиваются йошкар-олинские музейщики и художники. Рассказывают "Новости культуры".

Они высоко сидят и далеко глядят. Только не увидели художники на своем верхнем – 17-м этаже, - что на их просторные, светлые мастерские уже положили глаз новые марийцы. А обидеть художника может каждый: потому что денег у него на оплату огромных коммунальных и арендных услуг просто нет. И во всем виноват арт-рынок.

Измаил Ефимов, художник: "Художественный рынок у нас очень низкий по уровню востребованности. То есть подаются, в основном, произведения серийного, низкохудожественного уровня".

Если это так, то работа Ефимова – никак не отлаженный хит-конвейер.

Измаил Ефимов, художник: "В прошлом году я фактически ничего не продал".

Немудрено. А покупатели кто? Частные лица и местный музей. У которого тоже нет денег, но есть проблемы. Самая главная – потолок. Для работников музея слово дождь - синоним экстремальной ситуации. Хрупкие женские руки из-под прямых струй воды выносят картины весом в несколько десятков килограммов.

Татьяна Яндыганова, главный хранитель Национального музея:
"Я поняла, что в экстремальной ситуации человек способен на многое. Он уже не взвешивает килограммы. Он понимает, что нужно спасти. Это достояние республики".

Достояние, которое нужно сохранить для поколения, следующего за поколением NEXT. Некоторых его представителей уже ведут в музей заботливые бабушки. Вот и бабушка Галя - скульптор Галина Медведева – привела в музей своего внука. Пусть смотрит, приобщается к высокому - потом можно будет его призвать в эксперты по некоторым работам.

Раньше монументальные работы Анатолия и Галины Медведевой были у всех на виду. Сейчас скульптура не востребована, редко-редко кто закажет хоть что-то. Бывают и весьма экзотические заказы – например, от кондитерской фабрики. Ни дать – ни взять захотелось кондитерам изготовить шоколадного американского медвежонка.

Галина Медведева, скульптор: "Сделали шоколадочки, медвежат. Попросили Сноуки. Мы убедились, что не Сноки надо, а свои, традиционные".

Но ни Сноуки, ни своих традиционных фабрика не приняла. Говорят: нечем расплачиваться. А это значит, что завтра снова в бой. То есть в суд. За свои мастерские, за свою работу, за своих детей и внуков.