22.04.2005 | 12:57

Спектакль "Сцены из деревенской жизни"

Театр "Около дома Станиславского потерял помещение, которое попросту сгорело. Коллектив не пал духом. Минувшим вечером публике представлен новый спектакль - "Сцены из деревенской жизни". Этими словами Антон Павлович Чехов определил жанр своей пьесы "Дядя Ваня". Режиссер Юрий Погребничко перенес их в название спектакля. И получилось, что "Дядя Ваня" - это жанр постановки. Запутав таким образом зрителя, Юрий Погребничко предложил свою трактовку известной пьесы. Подробности рассказывают "Новости культуры".

Малая сцена театра "Около дома Станиславского" на самом деле больше чем основная, вот только зрительный зал гораздо меньше. Что ж некоторым придется стоять все действие. Перед спектаклем Юрий Погребничко вносит последние коррективы. "Дядя Ваня" для режиссера пьеса особая. Главное в ней, как говорит режиссер, – это деревня со своим непонятным для многих городских жителей укладом.

Юрий Погребничко, режиссер: "Я детство провел в деревне. …Это другая жизнь, что-то они знают …за летом придет осень, а городской человек это не знает".

"Сцены из деревенской жизни" у Погребничко проходят не на лоне природы, а скорее в японском домике. Чеховские персонажи снимают обувь перед татами, устраивают чайную церемонию, рядом лежит самурайский меч и ждет своей реплики, а доктор Астров с Еленой Андреевной расшифровывают иероглифы.

И при этом, как ни странно, все так по-чеховски. И даже профессор Серебряков - философ, цитирующий "Гамлета".

Юрий Погребничко, режиссер: "Он драматический персонаж …иначе пьеса сыпется. Женщины его любят. Он самурай".

А что и самураи могут быть чеховскими. По крайней мере, в театре у Погребничко.