28.04.2005 | 00:06

"Петербургская книга мира"

28 апреля в корпусе Бенуа Русского музея состоится презентация уникальной – рукописной - "Петербургской Книги Мира", которая создавалась в ходе детского творческого марафона "Мир без войны" на мастер-классах Члена Союза художников Юрия Люкшина.

Марафон, организованный Русским музеем, стартовал 8 сентября 2004 года, а завершится 8 сентября 2005 года. Его итогом явится выпуск двух "Петербургских книг мира", тиражной и рукописной, а также выставкой 60 лучших работ, созданных детьми в ходе марафона.

Признанный мастер петербургской графической школы – Юрий Константинович Люкшин, награжден многочисленными призами российских и международных конкурсов, в том числе 2 золотыми и 2 серебряными медалями, последней из которых он был удостоен в 2004 году Российской Академией Художеств за цикл "Слово о полку Игореве". Прошлым летом зрители могли видеть произведения Люкшина в Государственном Эрмитаже на выставке одной книги "Саги об исландцах". Более 30 лет работая в книге художника, Юрий Люкшин последние годы увлекся благотворительной работой с детьми и созданием уникальных рисованных книг со своими юными учениками. Создание "Петербургской Книги Мира" явилось уже третьим совместным проектом художника и ГРМ (в 1999 году была нарисована и написана первая детская уникальная книга - А. С. Пушкин "Сказка о рыбаке и рыбке", в 2003 году - книга А. А. Ахматова "Петербург. Летний сад").

В Большом Зале Санкт-Петербургского Союза Художников, в продолжении десяти мастер-классов, над книгой работали петербургские дети от 6 до 16 лет, самых разных художественных способностей. Всем предлагались одинаковые условия: выдавались бумага, гуашевые краски и кисти.

Художник долго размышлял, что выбрать в качестве литературной основы будущей книги. Чтобы объяснить сегодняшнему ребенку, почти ничего не знающему о войне, всю глубину трагедии и величие подвига нашего народа, не скатываясь до негатива, натурализма, не коверкая детской души. "Я выбрал военную поэзию Ольги Федоровны Берггольц, - говорит Юрий Люкшин. - Наша знаменитая соотечественница по праву носит имя – Голос блокадного Ленинграда. Ее стихи, написанные в самые трагические дни, проникнуты великой любовью к Родине, русскому народу, городу Петра, проникнуты любовью к жизни и верой в грядущую Победу".

Жизнь Ольги Берггольц (которой в этом году исполняется 95 лет) была полна всевозможных человеческих трагедий: до войны поэтесса была невинно брошена в тюрьму, ее пытали, она потеряла ребенка, и так уже до конца жизни не познала счастье материнства, от чего невероятно страдала. Первый муж Берггольц был расстрелян, второй, любимый муж, погиб в блокаду.Но эта хрупкая женщина не ушла в собственное горе, не очерствела душой, а смогла открыть сердце навстречу страданиям других людей.

В одной из своих статей Дмитрий Сергеевич Лихачев сравнивает блокадную поэзию Берггольц с женскими древнерусскими плачами, а ее саму сопоставляет с эпическим образом княгини Ярославны из "Слова о полку Игореве". В тягчайший момент для русского воинства Ярославна собирается полететь по Дунаю и утереть кровавые раны Игоря и его дружинников. Лихачев говорит, что русские плачи дают обобщение происшедшего, его оценку, ободряют живых. Поэзия Берггольц монументальна и эпична, "она вернула литературе камни, как материал для письма". И при этом оставалась "женственно лиричной и нежной". "Именно эту связь между лирическим и эпическим, между мужеством одного человека и всей тысячелетней историей России я и искал в работе с детьми над "Петербургской книгой мира". - говорит Юрий Люкшин.

В отличие от привычных выставок детских работ, где каждая имеет точное авторство, "Петербургская книга мира" является коллективным трудом, ведь над одним листом в течение всех мастер-классов работали 3-4 ребенка. В этом суть методики Юрия Люкшина: художник никогда не отбирает для создания книги особо талантливых детей - это общий труд, в котором каждый, пришедший на мастер-класс, принимает посильное участие. Имена и фамилии всех участников написаны в начале книги. Их около 100. Каждый ребенок работал искренне и отдал все свое умение.

Дети удивительно тонко почувствовали и проиллюстрировали сложные, "недетские" стихи Берггольц. Например, ее мечта о будущем Параде Победы в Ленинграде предстала в виде грандиозного салюта на Дворцовой, пушки, стреляющей конфетами, и очень яркого листа "Цветы для победителей". Монументально и иконографично выглядят листы "Покров Божьей Матери над Ленинградом" и "Облет иконы Казанской Божьей матери по позициям осажденного города". Эти листы созвучны незыблемой вере Ольги Берггольц в победу великих сил добра над силами зла, и в то, что ленинградцы не одиноки. Интересно проиллюстрировали юные авторы и стихотворение "Проход гвардейцев": красавец отец, герой и орденоносец везет перед собой на коне свою маленькую дочь, и именно она и принимает цветы для победителя…

А самых юных творцов книги более всего тронуло стихотворение "Блокадная ласточка". Через весь лист, парит над городом розовая красавица – птица, неся людям надежду…

Замечательно нарисовали дети военных – защитников города: будто высечены из камня два балтийских моряка, несущие свою вахту на ледяном январском ветру.

В "Петербургскую книгу мира" попадет и портрет Анны Ахматовой, которую описала в своем стихотворении в 1941 году Ольга Берггольц. Детей поразил образ знаменитой петербургской поэтессы вместе со своей Музой стоявшей на дежурстве в ночном, осажденном Ленинграде. Страшному злу, грозившему нашей стране, противостоят не танки и пушки, а нежный, поэтический образ – легкой дудочки. Детской душе понятно, что добро, красота и поэзия – непобедимы.
В стихотворении 1942 года "Ленинградке" Берггольц есть такие строки:

И день за днем лицо мое темнело,
Седины появлялись на висках.
Зато, привычная к любому делу,
Почти железной сделалась рука…
Зачем же ты меня изобразил
Такой отважной и такой прекрасной,
Как женщину в расцвете лучших сил,
С улыбкой горделивою и ясной?
Но, не приняв суровых укоризн,
Художник скажет с гордостью, с отрадой:
- Затем, что ты – сама любовь и жизнь,
Бесстрашие и слава Ленинграда!

Это стихотворение не вошло в "Петербургскую книгу мира", но спустя шестьдесят лет юные художники изобразили Ольгу Берггольц именно такой - красивой, молодой, вдохновенной на фоне военного города.