15.02.2012 | 19:47

К 150-летию со дня рождения мецената Саввы Морозова

«Я вижу Россию как огромное скопление потенциальной энергии. Мы талантливы». Это слова Саввы Тимофеевича Морозова. Один из самых ярких представителей русского предпринимательства, он оказал поддержку и многим культурным начинаниям своего времени. Натура увлекающаяся и противоречивая, крупный промышленник и поборник социальных реформ, «спонсор» большевистской газеты «Искра» и благотворитель Московского Художественного театра. Сегодня, в день 150-летия со дня рождения Саввы Морозова, в МХТ открылась выставка, посвященная знаменитому меценату. Рассказывают «Новости культуры».

На любое, даже самое благое дело деньги можно давать по-разному. Савва Морозов делал это от души, с удовольствием, искренне интересуясь театром. 

«Надо было прийти к этой потребности – давать деньги. Как известный Константин Сергеевич Алексеев, он был видным представителем московского купечества. Это надо было поверить в идею, чтобы отдавать свои деньги на успех идей другого купца», – подчеркивает художественный руководитель МХТ имени Чехова Олег Табаков.

Деньги Морозова не только помогли построить знаменитое шехтелевское здание МХТ. На его средства ставились спектакли, платились актерские пенсии. В архиве Художественного театра хранится много фотографий и документов, связанных с легендарным меценатом.

«Этот человек встал в ряд тех, кто основал Художественный театр. Отношения были сложные, он входил в директорскую группу, он фактически руководил одно время Художественным театром. Без его энергии, без его ума, без его помощи, без его души этого тетра бы не было», –  уверен ректор Школы-студии МХАТ Анатолий Смелянский.

На выставке к 150-летию со дня рождения Саввы Морозова представлены также документы из Библиотеки искусств и Главного архивного управления Москвы. Некоторые впервые показываются широкой публике. Например, аттестат зрелости или костюмы к легендарной постановке «Снегурочка» по Островскому. Они уникальны, поскольку ни один из них не был сшит специально для спектакля. Их собирали по деревням России. Морозов много сил потратил на воплощение этой идеи. Ради «Снегурочки» он специально к каждому спектаклю привозил из-за границы настоящий лед. И это далеко не все подвиги Морозова, на которые он шел из любви к театру.

«У семьи был определенный бюджет, который выделялся на помощь кому-либо. Он нарушал этот бюджет и всегда помогал Художественному театру гораздо больше», –  говорит директор музея МХТ.

На выставку пришли потомки Саввы Тимофеевича. В семьях трепетно хранят традиции, из поколения в поколение передают все, что связанно со знаменитым предком и, разумеется, с МХТ.

«Когда встал вопрос о том, что выделенных денег не хватает, где можно сэкономить, что-то сделать, то Савва Тимофеевич сюда приезжал и филеночки рисовал собственными руками. То есть он активно участвовал в этом деле», – рассказывает князь Григорий Гагарин.

Со временем из-за разногласий со Станиславским Морозов вышел из директоров МХТ, однако помогать театру не перестал. Когда Саввы Тимофеевича уже не было в живых (он застрелился в Каннах в 1906 году), в МХТ не забыли своего благодетеля. Именно Станиславский взял на себя заботу о вдове Морозова.

«Когда наступили тяжелые времена, прямо скажем, голодные времена 1920-х – 1930-х годов, театр сохранял память не только о Савве Тимофеевиче, но и оказывал большую помощь Зинаиде Григорьевне», – заверяет Ирина Морозова, правнучка Саввы Морозова 

Один из современников записал свои впечатления о Морозове: «Странный, противоречивый характер! В роскошном особняке, похожем на мавританский дворец, Морозов обставил свой кабинет просто, скромно. Дома – в изношенных, стоптанных туфлях. Во всем был скуп и, когда тратил деньги на себя, торговался из-за каждой копейки». Противоречивый характер, вполне достойный отдельного спектакля.