11.05.2005 | 12:53

Скрипач Николай Цнайдер и оркестр маэстро Гергиева выступили в БЗК

Сегодня завершается 4-й Московский Пасхальный фестиваль. На этот раз он прошел не только в столице, но и в других российских городах – Ханты-Мансийске, Екатеринбурге, Челябинске. Вместе с маэстро Валерием Гергиевым и его оркестром там выступил и датско-израильский скрипач Николай Цнайдер. А накануне совместное выступление музыкантов состоялось на сцене Большого зала консерватории. Как прошел этот концерт, рассказывают "Новости культуры".

Для финала смотра его художественный руководитель Валерий Гергиев приберег своего любимого скрипача – Николая Цнайдера. Многие уже о нем слышали. Но немногие слышали его игру.

Хотя скрипач с фигурой атлета – как быстро окрестили журналисты музыканта ростом в два метра и 6 сантиметров - в России выступал. И не раз. Цнайдера знают в мире – что неудивительно; любит Гергиев – что показательно; и мало знают даже преподаватели в консерваториях. Но еще несколько минут – как всегда у Гергиева – буквально несколько – и Цнайдера услышат и узнают. Пока же – блиц-репетиция. Не прибегая к помощи, слов Гергиев объясняется с музыкантами.

Гергиев устал. Не в его правилах, но он садится на стул – сказывается по гиннесовски-рекордное количество данных за фестиваль концертов. Но долго маэстро сидеть не может. Вскакивает. Форте, фортиссимо – громче, еще громче – просит он у музыкантов. Немецкая программа – Брамс и Бетховен – требует детальной проработки и мощного звучания. Коррективы на ходу.

И вот под аплодисменты на сцену выходят Гергиев и Цнайдер. У последнего в руках – скрипка работы мастера Гварнери, 1732 года. Цнайдер играет сдержанно, инструмент звучит аристократически законченно.

Цнайдер был услышан многими. Как всегда на Пасхальном фестивале билеты на концерт были раскуплены за 10 дней до концерта. Все стремились не только несколько раз отмерить – услышать о Цнайдере, но хотя бы раз отрезать - услышать его.

Миша Рахлевский, руководитель оркестра "Kremlin": "Подтвердилось то, что мы о нем говорили. Это большой скрипач. Такая интересная смесь европейской законченности, лоска".

Это же ценит в Цнайдере и Валерий Гергиев.