16.05.2005 | 17:50

Балет "Волшебный орех". Премьера в Мариинке

Михаил Шемякин, уже вкусивший успеха в работе на балетной сцене, продолжает сотрудничество с Мариинским театром. На сей раз, он выступил сразу в нескольких качествах – либреттиста, постановщика, автора декораций и костюмов к балету "Волшебный орех" на музыку Сергея Слонимского. Этот спектакль – своеобразный пролог к великому произведению Чайковского. История превращения племянника Дроссельмейера, расколдовавшего принцессу Пирлипат, в сказочного Щелкунчика. Рассказывают "Новости культуры".

Первая попытка создать балет по мотивам сказки "Щелкунчик и мышиный король" была сделана в 30 – е годы прошлого столетия хореографом Федором Лопуховым. Музыку предложили написать Дмитрию Шостаковичу. Тогда замысел не был осуществлен. В основном из-за отказа композитора. Он не мог забыть и простить ужасные рецензии на "Светлый ручей". Шостакович просто - напросто зарекся никогда не писать музыку к балетам. И вот, наконец, долгожданная премьера в Мариинском.

Балет "Волшебный орех" - одновременно романтичная и трагическая история. Музыку к нему Михаил Шемякин попросил написать петербургского композитора Сергея Слонимского. Авторы утверждают и успокаивают зрителя: "Никто не покушался на гениальную музыку Чайковского".

Сергей Слонимский, композитор: "Конечно, критики могут писать все, что угодно, но решает (это Петр Ильич Чайковский, автор "Щелкунчика", всегда говорил), непредвзятая большая публика. И, кажется, она сегодня на нашей стороне".

Эта постановка задумывалась как сюжетный пролог к "Щелкунчику". Шемякин взял на себя смелость выступить в "Волшебном орехе" автором либретто, художником по костюмам, и сценографом. Дилогию уже назвали "Гофманианой Шемякина".

Михаил Шемякин автор либретто, художник по костюмам, сценограф: "Мне кажется, сегодняшняя публика где-то уже соскучилась по эстетике, по цвету, по краскам. И мне кажется, что тот путь, который я прокладываю в театральной своей деятельности, вполне актуален и востребован".

Рассказать историю превращения племянника Дроссельмейера в Щелкунчика на понятном, современном и волшебном языке танца предстояло Донвене Пандурски. Перед зрителями предстают фантастические декорации, костюмы и маски, которые благодаря балетной пластике оживают на сцене и в то же время остаются шемякинскими по своему духу. Но, как отметила Донвена, ей помогла созданная Слонимским музыка, одновременно "серьезная симфоническая и современно звучащая".