16.02.2012 | 19:37

Непарадный семейный портрет: Надежда Удальцова и Александр Древин

Выставка «Портрет семьи», открывшаяся на «Винзаводе», – это попытка исследования непарадной жизни двух художников: Александра Древина и Надежды Удальцовой. В экспозиции – автопортреты, портреты самих художников, их сына, няни, друзей, которые часто гостили в доме. Несмотря на сентиментальную, казалось бы, тему, семейная живопись Удальцовой и Древина напряженная, без улыбки. Ведь многие произведения были созданы в 1930-е годы, в преддверии трагедии, которая постигла не только их, но и тысячи других семей.  Рассказывают «Новости культуры».

Надежда Удальцова и Александр Древин – пара русских авангардистов, известная не меньше, чем Ларионов и Гончарова, Веснин и Попова, Розанова и Крученых. Их взаимные портреты и автопортреты – свидетельства трагической судьбы и большой любви, напряженного диалога в искусстве и жизни – заботливо собраны для выставки «Портрет семьи» в галерее «Проун». 

Несмотря на сентиментальную, казалось бы тему, семейная живопись Удальцовой и Древина напряженная, без улыбки. Один из портретов был написан накануне трагедии.

«Это последний портрет семьи, последний раз она собралась вместе. Он стоит, как тень какая-то, уже предчувствует, что с ним скоро произойдет», – говорит искусствовед Андрей Сарабьянов.

Александр Древин написал этот портрет в 1938. В том же году его арестовали и расстреляли. Но Надежда Удальцова ждала его еще долго. При обыске спасла работы мужа, выдав за свои.

«Самое главное – атмосфера. Я даже не догадывался, что такая драма, такая трагедия заложена в каждом рисунке», – отмечает художник Андрей Волков.

К моменту встречи с Древиным у Удальцовой за плечами была парижская школа, ее признали как члена круга кубофутуристов.

«Мы видим здесь Татлина, Хлебникова, самого Кульбина, Василия Каменского, вот сама Удальцова сидит в первом ряду, Маяковский», – показывает куратор Марина Лошак.

Работа Веры Пестель очень точно отражает место Удальцовой в 1920-е годы. Она на переднем плане русского авангарда. Впрочем, в постоянном диалоге с Древиным ее живопись становится все более фигуративной – все ближе к природе, семье и почве. К 1930-м они писали так похоже, что не только НКВД способны были запутать, но и искусствоведов.

«Это то, что мы называем русским экспрессионизмом. Характерный момент древинской манеры. Каждый мазок, каждое движение кисти, энергия, это главный момент картины», – подчеркивает Андрей Сарабьянов

Ту же энергию искусствовед находит в автопортретах Удальцовой.

«Экспрессивно пишет. Вот эти движения черной кисти, черной краски выразительны необыкновенно», – отмечает он.

Они умели сосредоточенно смотреть друг на друга и на собственного сына – будущего скульптора Андрея Древина.

«Здесь все сказано тремя-четырьмя мазками. Масса выложена почти пальцем», – обращает внимание скульптор Георгий Франгулян.

Героя этого портрета он знал лично. Говорит, что Древин-старший писал суть, которая всегда остается неизменной. Потомок авангардистов Древин-младший – автор памятника Крылову на Патриарших прудах – преподавал скульптуру в Суриковском институте. Непарадный портрет этой семьи – страница в истории русской живописи, на которой и о любви, и об искусстве сказано так просто и так выразительно.

Читайте также:
Непарадный портрет семьи художников