23.05.2005 | 18:12

Израильский театр "Гешер" показал в Москве спектакль "Шоша"

Театр "Гешер" - в переводе на русский "Мост". Его в Израиле считают одним из символов театрального искусства страны. Коллектив был создан в начале 90-х российским режиссером Евгением Арье, учеником Товстоногова и Эфроса. В афише спектакли на двух языках: русском и иврите. В эти дни театр из Израиля прибыл на гастроли в Москву. На сцене театра "Современник" израильская труппа представила одну из самых ярких работ последнего времени – спектакль "Шоша". Рассказывают "Новости культуры".

За кулисами "Современника" говорят на иврите и на русском. В Москву приехали два поколения актеров театра "Гешер". Те, кто когда-то основал труппу, и молодые израильские артисты.

Леонид Каневский, актер (Израиль): "Молодежь израильская, молодые актеры думают: ну что, театр, есть еще что-то. Ну что укладывать жизнь на это. И те, которые работают у нас, они понимают, что это такое, они увлечены такой работой".

Актриса Шири Гадни никогда не думала, что может оказаться в этой труппе.

Шири Гадни, актриса (Израиль): "Режиссер Евгений Арье пришел в нашу школу и взял шестерых из нас в свой театр. Такое случается не каждый день. Ведь "Гешер" – один из лучших театров в Израиле".

"Гешер" уже знаком российской публике. Полтора года назад театр гастролировал в Москве. На этот раз привезли спектакль "Шоша" - по роману нобелевского лауреата Исаака Башевиса Зингера. Постановка амбициозная.

Сам Башевис-Зингер говорил о "Шоше": "Это история об исключительных людях в исключительных обстоятельствах". Его роман в Израиле стал культовым. А потому критики говорят о смелости труппы, взявшейся за эту постановку.

Жизнь еврейского квартала в Варшаве накануне Второй мировой. История любви молодого писателя и душевнобольной девушки Шоши.

Шири Гадни, актриса, исполнительница роли Шоши (Израиль): "Вначале она ходила в сумасшедший дом и поняла, что это занимает много лет, чтобы понять, что у них происходит в голове".

Атмосферу Варшавы 30-х годов создают предметы интерьера того времени. Участники труппы собирали их на блошиных рынках в Европе. На белый занавес проецируются фотографии кварталов и улиц, где происходит действие. Это создает эффект документальности. История народа в XX веке через историю одного еврейского квартала.