06.06.2005 | 18:40

Спектакль Хайнера Геббельса – на чеховском фестивале

3 июня 2005 года на чеховском фестивале был представлен спектакль "Эрарит жарит жака". Даже если перевести это почти непроизносимое слово с языка австралийских аборигенов на родной русский, это вряд ли внесет ясность в название спектакля режиссера Хайнера Геббельса. Потому что по-русски это слово обозначает примерно следующее: "Вдохновляемый желанием того, чего больше нет". Возможность что-то понять получат те, кто увидит спектакль. К слову добавим, что автор постановки предпочитает видеть в зале новых, совсем не знакомых с его творчеством зрителей. Рассказывают "Новости культуры".

Для того, чтобы попасть в театр Моссовета, который был выбран для показа спектакля "Эраритжаритжака", нужно пройти через сад Аквариум. Так что те, кто спешил на спектакль, имели возможность еще и понаблюдать за репетицией музыкантов из группы "Урбан сакс", которые будут выступать в саду каждый вечер еще несколько дней.

Глядя на репетицию, трудно поверить, что она идет полным ходом. Просто надо понимать, что эти музыканты репетируют, как и играют, в ритме спокойном и медитативном.

Спектакль Хайнера Геббельса начался минута в минуту, и это была не только дань немецкой пунктуальности, но и производственная необходимость. Именно производственная, потому что этот спектакль технологически сложен невероятно, и все его участники должны действовать с оптической точностью. Актер декламирует абстрактный текст Элиаса Канетти, пытается покормить некое абстрактное животное, напоминающие то ли луноход, то ли очень дорогой пылесос. А потом он просто берет с вешалки свою шляпу и уходит со сцены – через театр, на улицу, садится в машину, едет домой. Его сопровождает оператор, и поэтому мы можем наблюдать за всеми его перемещениями на экране. Остается загадкой, как всеми его действиям аккомпанирует сидящий на сцене оркестр. По правде говоря, и все остальное в этом спектакле – загадка.

Хайнер Геббельс, режиссер (Германия): "Поэтому я так люблю показывать спектакль новой публике – я обязательно сижу где-нибудь в зале и вместе со зрителями проживаю то, что сам придумал, заново".

Роман Должанский, театральный обозреватель: "У нас такие спектакли не живут, все сразу начинают говорить – видео, конечно, а оно здесь очень уместно".

Марина Давыдова, театральный обозреватель: "Из абстрактного человека он превращается в героя конкретного – мы узнаем, где он живет, что предпочитает на ужин…"

В финале актер появляется на сцене, каким образом – режиссер Хайнер Геббельс просил не говорить. Он как никто умеет использовать современные технологии в театре для почти средневековой мистификации.