16.06.2005 | 20:36

В Третьяковке - работы графика Дмитрия Лиона

"Рисуют – зачем? Чтобы постигать. Каждый рисунок – модель мироздания. Где все соединяется белым" - это цитата из записок Дмитрия Лиона – величайшего графика последней четверти XX века. Его рисунки сравнивают с письменами, где не действуют временные границы, а дух противопоставляется материи. К 80-летию со дня рождения мастера Третьяковская галерея представляет экспозицию его работ из частных и музейных собраний. О "Мироздании белого" рассказывает корреспондент "Новостей культуры".

Дмитрий Лион считал рождение рисунка схожим с процессом создания Вселенной. Для него лист был мирозданием, а белое безмолвное пространство полно внутреннего смысла. Художник говорил, что графика- это зримое в незримом, конкретное в абстрактном, отделение света от тьмы. Ему было достаточно черного и белого, чтобы выразить всю гамму чувств и передать отношение к происходящему. Художник работал в технике фрески. Однажды он расписал ими все стены своего московского дома, а когда чистого пространства не осталось, он стал делать эскизы на огромных белых листах.

Лариса Евтушик, арт-директор галереи "У Яра": "У него была интересная техника фрески, когда он расстилал бумажные листы на полу , и ногами, тряпкой, пеплом, воском делал фрески".

Его необычные, ассоциативные рисунки отпугивали издателей. Так что опубликованными оказались всего две книги, и то в серии для библиофилов. Но, тем не менее, художник не пытался изменить свой язык и писать так, чтобы быть понятным зрителям.

Андрей Толстой, доктор искусствоведения: "Он немножко уподоблял себя скульптору, который высекает из большого каменного блока точными и меткими ударами нечто".

В последние годы белого пространства в работах художника стало еще больше. Он едва прикасался к листу, оставляя еле заметные штрихи. Дмитрий Лион назвал эту серию "Шествием с письменами", которая соединила отдельные фрагменты в единое целое.