21.02.2012 | 10:22

Постановкой спектакля "На дне" в Театре имени Рубена Симонова отметили 110-летие создания пьесы Максима Горького

«Без солнца», «Ночлежка», «Дно», «На дне жизни» - в процессе работы знаменитая пьеса Максима Горького не раз меняла заглавия, пока в начале 1902 драматург не выбрал название «На дне». А в декабре того же года Станиславский и Немирович-Данченко поставили ее на сцене Московского художественного театра. Режиссеры настолько разошлись в своем видении спектакля, и прежде всего в том, есть ли у обитателей ночлежки надежда на будущее или им суждено исчезнуть, что оба сняли с афиши свои имена. 110 лет спустя на афише в театре имени Рубена Симонова значится имя режиссера – Владимир Портнов. Рассказывают «Новости культуры».

Нечасто ставят, потому и не популярна, так парадоксально размышляет Владимир Портнов о горьковской пьесе. Самого его к постановке подтолкнула жизнь.

«Отправной точкой было то, что я пошел однажды мусор выбрасывать в ящик мусорный, – рассказывает режиссер. – И вот иду с этим пакетом, и уже готов был бросить, как оттуда появился человек, который смотрел на меня молча секунд 10, а потом сказал: человек – это звучит гордо. И – фьить – опять скрылся там в ящике. И тогда я подумал: пора».

Оказалось, все, о чем писал Горький больше века назад – сегодня совсем рядом. Трудно не видеть.

«Шла буквально вчера, выходила из метро и увидела кучку бомжей, – говорит исполнительница роли Наташи Полина Чаплыгина. – Просто потрясающе, такие лица, такие образы, и такие истории читаются на лицах. То есть то, что это актуально сейчас – я думаю, да».

Горький надеялся, что люди после него будут жить непременно счастливо, и уж точно не будет таких – отчаявшихся и раздавленных жизнью, как Барон, Актер, Пепел, Клещ, Квашня. Но хрестоматийные реплики и сегодня звучат со сцены. А значит до всеобщего благоденствия еще далеко.

«Мне кажется, она настолько сегодняшняя, что даже страшно, говорит исполнитель роли Актера Игорь Карташев. – И фраза финальная: «человек – это звучит гордо», очень трудно ее сказать на сегодняшний день».

Когда-то постановочная группа МХТ – и Станиславский, и Немирович-Данченко специально ходили на Хитровку, чтобы увидеть «жизнь дна» в непосредственной близости. У создателей нынешнего спектакля – цели другие. Для них «дно» – понятие без времени, уже вечное, в чем-то даже сюрреалистическое.

«При работе над сценографией спектакля, хотелось каких-то ассоциаций не только с подвалом и с ночлежкой, но и с каким-то кораблекрушением, крушением – невозможностью взлететь какого-то космического корабля, самолета», – рассказывает сценограф Виктор Шилькрот.

Обстановка вневременной ночлежки – металлическая труба, несколько ящиков, лестница – в небо или в никуда. Художник спектакля Александр Петлюра, порывшись в своих антикварных сундуках, одел актеров не в театральные – специально сшитые костюмы, а в настоящие, исторические. Неожиданно наметился модный тренд.

«Каждый «лук», который мы выкинем потом в Интернет, люди скажут: караул, я хочу в этом костюме нарядиться на вечеринку, – говорит Александр Петлюра. – И у нас в принципе такая история получается. У нас тут даже мода своя получается. Мне нравится, как они одеваются. Иногда в них законсервирована какая-то вечность».

Почему люди оказываются на дне – сегодня, как и век назад? Есть ли надежда выбраться? Владимир Портнов такую надежду своим героям дает. Впрочем, признается, не очень явную.