11.07.2005 | 19:59

В Третьяковке подготовили экспозицию начала XX века

Весной будущего года нас ждет большой праздник - 150-летие Третьяковской галереи. Специалисты уже скрестили шпаги по поводу плана юбилейных торжеств. Много споров вызвала будущая экспозиция искусства XX века – она откроется в залах на Крымском валу. Картины там планируют размещать не по персоналиям. Главным принципом должно стать время, эпоха. Экспозиция начала XX века уже готова. Подробности рассказывают "Новости культуры".

Первое десятилетие двадцатого века открывают имена Ларионова и Гончаровой. Ларионов тогда был лидером молодежи, организовывал различные экспериментальные выставки. Из его кружка вышли Малевич, Татлин, Кандинский. Конечно, им тоже найдется место в экспозиции XX века. Но пока их картины находятся на зарубежных выставках. Гончарова и Ларионов открыли новые направления в искусстве – лучизм и неопримитивизм.

Ирина Вакар, старший научный сотрудник Третьяковской галереи: "Неопримитивизм - историки искусства считают, что это течение как бы параллельно фовизму и немецкому экспрессионизму. Это начало художественной революции в мире".

Про Ларионова говорили, что он "ставил глаз своим современникам". В десятые годы художники заговорили на новом пластическом языке. Тогда поменялись иерархии в искусстве, стерлись грани между высоким и низким, красивым и безобразным. Художники больше стали обращать внимания на форму и цвет, а не на сюжет. Впервые в экспозиции двадцатого века появились работы Александра Шевченко, который входил в кружок Ларионова. Теперь можно увидеть картину Малявина из запасников, в не характерных для него тонах. Рядом с Ларионов появились Экстер и Волков.

Ирина Вакар, старший научный сотрудник Третьяковской галереи: "Такая восточность , которая есть у Лентулова, азиатская Москва, она как бы перекликается с Волковым".

Впервые в залах двадцатого века наряду с живописью разместилась скульптура. А заканчивается экспозиция десятых годов произведениями Петрова- Водкина. Пока это не окончательный вариант. Ведь до юбилея еще есть время подумать.