13.07.2005 | 20:43

Выставка "Анатолий Зверев. Гений графики"

Или гений, или самозванец – так обычно разделяются мнения, когда речь заходит о творчестве Анатолия Зверева. Заметим, что один из величайших художников прошлого века, Пабло Пикассо, придерживался первой точки зрения. Еще раз сверить впечатления и составить окончательное мнение можно в эти дни. "Анатолий Зверев. Гений графики" - так называется выставка, которая открылась в новом зале на Малой Молчановке. Рассказывают "Новости культуры".

Интерес к творчеству Анатолия Зверева заметно возрос сразу после его практически первой посмертной персональной выставки, организованной галереей "Кино" в Третьяковке, в 1998-м. Эта выставка не просто не утолила жажды знакомства, скорее разогрела интерес к творчеству и личности художника. Личность, которую можно рассматривать, вглядываясь в бесконечные автопортреты, а Зверев, если не было под рукой модели, очень часто писал и рисовал себя, или вслушиваясь в голоса людей его знавших и любивших.

Полина Лобачевская, галерист: "Он был сложный человек, но человеческая память так устроена, особенно когда вспоминаешь гениального человека, это вот название сегодняшнее – не случайно".

Ведущие искусствоведы мира полагают, что Зверев в своей технике объединил все существующие до этого школы живописи. Его картины признаны достоянием России. Но его графика – это статья особая. Потому что такой объем исследовать трудно. По рассказам очевидцев за ночь Зверев в порыве вдохновения мог сделать до 100 графических листов – уверенные, необыкновенно быстрые, ироничные, подчас гротескные линии не всегда рождали шедевр. Известно высказывание художника "Дай рубль – увековечу". Но если модель не вызывала уважения, работа, как правило получалось неудачной. Малейший проблеск интереса к личности и те же линии свивались в работу на века, независимо от того, чем по бумаге водила рука художника – кистью, карандашом, выдавленным из тюбика краплаком, или окурком сигареты, или пальцем, который обмакнул в варенье. Зверев рисовал всегда и везде. "Непубличный человек" он однажды получил приглашение на московский концерт известного французского мима, не забыв перед этим запастись несколькими грошовыми блокнотами..

Елена Юренева, галерист: "И, помимо того, как развивалась пантомима Марселя Марсо, он стремился зафиксировать каждое выразительное движение, жест, позу, и, если пролистать этот блокнот, то получается эффект как бы мультипликации, то есть, вот кажется, эта пантомима буквально оживает".


"Марсель Марсо в блокнотах Анатолия Зверева" – следующий выставочный проект галереи "Кино". Камерный – это обусловлено блокнотными листками - и масштабный одновременно. Потому что выставка в одной из ведущих московских галерей. Потому что непременно будет выпущен полновесный каталог. Потому что такого Зверева до сих пор видели единицы.