20.07.2005 | 16:30

"Русский взгляд Николая Игнатьева"

Николай Игнатьев – мастер фоторепортажа, основная профессия которого – переводчик, впервые заявил о себе в конце восьмидесятых. Признанный одним из ведущих фотожурналистов мира Николай Игнатьев готовил издание авторской книги и продумывал серию фотовыставок. Первая из них открылась спустя год после его смерти – в фотоцентре Союза журналистов России под названием "Русский взгляд Николая Игнатьева". Рассказывают "Новости культуры".

Раскрытые в удивлении глаза героев. Отличительная черта многих фотографий Николая Игнатьева. Удивленным был и его собственный взгляд.

Михаил Дашевский, фотограф: "Просто поворачиваешь голову. Вот такой первый признак: голову повернул, значит, задело, да?"

Его карьера началась с цикла фотографий к тысячелетию Крещения Руси. Фотоснимки хранят приметы времени. Начало девяностых: разрушенные храмы, в которых совершаются первые службы, зажженные свечи ставятся прямо на пол.

Виктор Грицюк, фоторедактор журнала "Родина": "Принцип был – сохранить документальность. Вот это был основной принцип, понимаете, да? Как можно меньше пользоваться постановочными приемами".

Успех невиданный, почти фантастический: работы Игнатьева публикует американский журнал "Лайф" – самый влиятельный в профессиональном фотографическом кругу. С тех пор – почти безостановочные командировки во все части света. Николай Игнатьев с фотокамерой – у вод Ганга, в монгольской пустыне, в горах Таджикистана, привозит горячие материалы из горячих точек, успевая и в паломнические поездки. Привыкшие экономить каждый кадр фотографы удивлялись: он тратит по двадцать – тридцать катушек пленки в день!

Виктор Грицюк, фоторедактор журнала "Родина": "Он ухитрялся работать фотоаппаратом, как кистью".

В его снимках – строго документальных, достоверных (что для журналов и требуется), вдруг открывается сказочный мир: и вот уже уборщица в Большом театре – волшебница, поднявшая руки, чтобы улететь, шахтер – туземный житель несуществующего государства.

Георгий Колосов, фотограф: "И если можно говорить о каком-то русском взгляде, то, конечно, здесь присутствует созерцательное начало и, прежде всего, передача среды".

Объездивший полсвета сам он запечатлен в привычном для себя состоянии: только из самолета.